Как мучительно создавался Чужой 3

Рассказав про то, как создавались первые две части “Чужого“, пришла пора рассмотреть и историю многострадального триквела.  Почему многострадального? Судите сами: пять лет пре-продакшна, 13 миллионов долларов потраченные на декорации, что не использовались в фильме и гонорары сценаристам, чьи работы были отвергнуты студией, семь или восемь разных авторов (и это только те, что были официально наняты), три режиссера, несколько десятков написанных сценариев, превышение бюджета, многочисленные скандалы на съемках приведшие к отстранению режиссера, судебные разбирательства… Словосочетание “производственный ад” как нельзя лучше подходит для описания того, как создавался “Чужой 3“.

Когда на волне успеха “Чужих” в начале 1987 года чиновники студии “20 Век Фокс” предложили  Дэвиду ГайлеруУолтеру Хиллу и Гордону Кэрроллу сделку на создание сразу двух сиквелов, вряд ли кто-то мог предположить какими проблемами это обернется. Казалось, что теперь у продюсеров на руках есть своя собственная долгоиграющая космическая франшиза, способная на равных конкурировать со “Стартреком”. Что сложного может быть в постановке продолжений?

И тем не менее, практически сразу же начались неприятности. Сигурни Уивер изначально не горела большим желанием сниматься в продолжениях и была согласна лишь на небольшое камео в третьей части. На пост режиссера Гайлер и Хилл попробовали подписать Ридли Скотта — но из-за чрезмерной занятости (у него в разработке находилось сразу три проекта) ему пришлось отказаться.

Но, пожалуй, самой главной проблемой, которая преследовала создателей на протяжении всего подготовительного периода стало то, что они в очередной раз не знали, чего же именно хотят. Их идеи начинались с чужих, высаживающихся на Землю и мутирующих в супермонстров, уничтожающих Нью-Йорк, и заканчивались Рипли и выросшей Ньют, которые охотятся на новый вид чужого в мегаполисе в стиле “Бегущего по лезвию“. Как мы все помним, схожая ситуация возникла при создании сиквела “Чужого”  – но там продюсерам повезло практически сразу же найти Джеймса Кэмерона. Тут же, ситуация складывалась далеко не так удачно.

Первая кровь

После мозгового штурма, Гайлер и Хилл родили следующую концепцию двух фильмов: в первом, корпорация «Уэйланд-Ютани» должна была противостоять враждебному объединению планет, использующих чужих как биологическое оружие. Главная роль отводилась Хиксу, который должен был собрать новую команду морпехов и повести их в бой против монстров. Во втором, Сигурни Уивер должна была вернуться к роли Рипли (по крайней мере продюсеры на это надеялись), возглавив силы людей в «эпической битве против инопланетных орд».

Первым автором, привлеченным к проекту, стал считающийся ныне отцом кибер-панка Уильям Гибсон. Осенью 1987 года он стал писать сценарий на основе идеи Гайлера и Хилла. Основной проблемой Гибсона стала нехватка времени — зимой 1988 года должна была начаться забастовка сценаристов, и поэтому любой ценой надо было успеть написать скрипт до этого срока. К декабрю 1987 года он закончил первую версию сценария объемом в 115 страниц.


Уильям Гибсон

Из сценария Уильяма Гибсона мы узнаем, что в мире существует два могущественных центра силы: компания “Уэйланд-Ютани” и подчиненное ей правительство, и “Союз прогрессивных народов” (Union of Progressive People), своеобразный космический правопреемник СССР и организации Варшавского договора.

В начале фильма Сулако сбивается с курса и ненадолго входит в космическое пространство, контролируемое Союзом. Ему на перехват высылают группу быстрого реагирования. Прибывшие на Сулако коммандос обнаруживают выживших в капсулах криогенного сна, а также  яйцо чужого, которое в буквальном смысле выросло во внутренностях Бишопа. Далее следует атака лицехватов. Нескольким коммандос удается спастись, и прихватить с собой Бишопа, с целью выкачать из него всю имеющуюся информацию о чужих.

Спустя несколько дней, Сулако прибывает на станцию “Anchorpoint”, контролируемую Компанией. На корабль отправляют спасателелей. Группу атакуют чужие, возникает перестрелка и пожар в отсеке криогенного сна. Чужих удается уничтожить, а также спасти выживших. С Хиксом и Ньют все в порядке, но Рипли из-за неправильной деактивации капсулы  впадает в кому. Позже,когда на борту “Anchorpoint” начнется заварушка, Хикс катапультирует капсулу со все еще находящейся в коме Рипли в космос, в надежде что ее подберут спасатели.

Мы узнаем, что со времени событий, произошедших в “Чужих”, прошло четыре года. Заполучив ДНК монстров, Компания и Союз принимают решения клонировать чужих, но при этом существенно изменить их генетический код. Соответственно, Компания проводит свои эксперименты на станции “Anchorpoint”, а Союз на находящейся неподалеку базе под названием “Rodina” (да, так и читать). В скором времени починенного Бишопа переправят с “Родины” на “Anchorpoint”, а Ньют на одном из транспортных кораблей улетит на Землю.

В ходе экспериментов, ученым удалось вывести новый вид монстра, который просто идеален для человеческого тела. “Улучшенный” чужой вызревает уже не за несколько часов, а всего лишь за пару минут. Изменился и процесс “рождения” — теперь ДНК чужого внедряется в ДНК человека и постепенно меняет его, после чего инфицированный в буквальном смысле сдирает с себя кожу и плоть, а на его месте появляется новорожденный монстр.

Узнав про эти эксперименты, Хикс пытается их саботировать, после чего его арестовывают. Но до военного трибунала не успевает дойти – очень скоро опыты выходят из-под контроля и половина людей, работающих на «Anchorpoint», погибает  за несколько минут. Поскольку технологическое оснащение у космических коммунистов уступает западному, то дела на станции “Родина” обстоят еще хуже. Потому русские, недолго думая, взорвут свою станцию с помощью ядерной ракеты.

Хикс, который после гибели большей части экипажа берет командование на себя, вместе с  Бишопом тоже решают уничтожить «Anchorpoint». Хикс с десятком выживших  отправляются к спасательным шлюпкам, а Бишоп пытается пробраться к комнате управления реактором, чтобы перегрузить его и взорвать станцию. Понятное дело, на пути группы Хикса окажется куча разнообразных чужих, а Бишоп столкнется с Королевой.

В конце концов, Бишоп запускает программу по самоуничтожению станции, а Хиксу удастся дойти до шлюзов. Но из-за невозможности воспользоваться шлюпкой, ему и паре уцелевших приходится надеть скафандры и выбраться на корпус станции. Там к ним присоединяется Бишоп, который берет в руки импульсную винтовку и начинает отстреливать преследующих их чужих с такой точностью, которой позавидовал бы даже Терминатор. Это кстати делает предыдущий фильм немного бесмысленным – ибо с такими навыками (в одной из сцен, андроид убивает Королеву всего одним точным выстрелом), Бишоп бы в одиночку зачистил весь Улей.

В итоге, станция “Anchorpoint” благополучно взлетит на воздух – Хиксу, Бишопу и еще двум людям удается спастись. Фильм заканчивается диалогом между Бишопом и Хиксом, в котором Бишоп говорит, что нужно уничтожить источник распространения чужих, и остановить Компанию в попытках завладеть этой особью…

Из всех сценариев к третьему “Чужому”, работа Гибсона была самой масштабной: она значительно расширяла вселенную первых двух частей, в ней было много крайне масштабных экшн-сцен, и она весьма лояльно отнеслась к кэмероновским персонажам.

В чем-то сценарий Гибсона похож на сценарий Кэмерона — первые сорок страниц не спеша вводят нас в курс дела, а последующие семьдесят пять дают ураганный экшн. В сценарии насчитывается восемь (против двух в фильме Кэмерона) сцен, где солдаты сражаются с чужими.

Но, тем не менее, у работы Гибсона имелись и весьма серъезные недостатки, которые стали ахиллесовой пятой практически для всех последующих сценариев третьей части — невнятная завязка, не лучшим образом прописанные линии отношений между персонажами, которые не могли идти ни в какое сравнение с работой Кэмерона, и на удивление слабо проработанные технологии будущего (от автора культового “Нейроманта” можно было ждать большей изощренности в этом вопросе).

Еще одной откровенно ненужной частью сценария была линия с “Союзом прогрессивных народов”. Конечно, автор пытался передать дух Холодной войны, но в итоге по сути кроме названий и имен, стороны конфликта у Гибсона ничем не отличаются друг от друга, и все эпизоды с Союзом  можно было относительно безболезненно вырезать. К тому же, это бы позитивно сказалось на бюджете будущей картины.

Как бы то ни было, но сейчас некоторые фанаты придерживаются мнения, что из всех написанных сценариев к третьему “Чужому” работа Гибсона была наиболее близкой по духу к тому, что они хотели бы увидеть: сценарий был далеко не идеален, но после последующих правок из этого могло бы получиться что-то интересное. Но это сейчас…

А тогда, в декабре 1987 года, Гибсон отправил свой сценарий студии. Сигурни Уивер понравились аллюзии на тему Холодной войны, а вот Гайлер и Хилл забраковали сценарий, хотя Гибсон  в принципе выдал то, о чем его попросили. Еще одной проблемой стал весьма большой масштаб действия — студия была просто не готова к таким вложениям.

И потому в январе 1988 году Гибсон экстренно переписал сценарий. Сохранив общую сюжетную линию с двумя конкурирующими блоками, Холодной войной в космосе, и Хиксом с Бишопом в качестве главных героев, второй сценарий Гибсона сильно потерял в масштабе: cтанция «Anchorpoint» из большой военной базы с сотнями морпехов и ученых превратилась в недостроенную из-за урезания финансирования исследовательскую станцию компании “Уэйланд-Ютани” с экипажем из восьми ученых без какого-либо оружия. Соответственно, если в первой версии сценария полно масштабных сцен, где морпехи сражаются с чужими, то во второй, единственный военный это Хикс, а из оружия у него футуристический трофейный автомат АК-104 с пятью патронами.

Количество чужих также радикально сократилось: с нескольких сотен до всего двух — одного “классического” и одного “гибридного”, между которыми в конце происходит схватка. Также урезания сильно сказались на темпе повествования — экшна стало в разы меньше, и настоящее действие начинается лишь в районе последней трети скрипта. И пускай в этой версии некоторые элементы вроде завязки и персонажей проработаны лучше, чем в предыдущей, но в целом история стала заметно скучнее.

Вторая версия тоже не устроила продюсеров, а времени на дальнейшее переписывание у Гибсона не было — началась анонсированная забастовка сценаристов, из-за которой все работы были приостановлены на полгода. На время простоя Гайлер с Хиллом вплотную занялись поисками режиссера. Как и в двух предыдущих случаях их выбор пал на новичка –  молодого и еще только начинающего свою голливудскую карьеру финна Ренни Харлина. По окончании забастовки, Гайлер предложил Гибсону поработать с Харлином над сценарием, но у него уже были неотложные обязательства перед студией Carolco по адаптации “Джонни Мнемоника”, и потому ему пришлось выбыть из проекта. Так, “Чужой 3” потерял первого сценариста.

Вторая попытка

Молодой режиссер бурлил идеями — начиная от показа родного мира чужих и заканчивая фильмом, где чужие попали бы на Землю. Но студия быстро привела финна в чувство, указав, что не будет “финансировать новые миры”.

Тогда Харлин предложил продюсерам нанять Эрика Рэда (сценариста “Попутчика“) для дальнейшей работы над имеющимся скриптом. Продюсеры согласились, но в результате все только усугубилось — Рэд должен был переписать сценарий Гибсона, но проблема заключалась в том, что ни Гайлер, ни Хилл все еще не могли внятно объяснить ему, что они хотят изменить. Сроки поджимали и в результате Рэду дали всего пять недель на то, чтобы он написал абсолютно новый сценарий. Каким-то образом Рэду удалось выдержать срок и представить свою работу в феврале 1989 года – но вот результат…

Итак, после событий “Чужих” проходит несколько лет. Сулако прибывает к космической станции под названием “Северная звезда”. В видении Рэда она представляет собой весьма необычную конструкцию, где с одного конца расположен прозрачный купол, под которым находится небольшой городок, в котором колонисты занимаются сельским хозяйством, а с другой стороны — военную базу протяженностью в пятьдесят уровней.

На борт Сулако высаживается команда спасателей во главе с капитаном спецназа Сэмом Смитом. Попав внутрь, вместо выживших они находят лишь раскуроченные криокапсулы с яйцом чужого там, где раньше лежала Рипли. Тут же на солдат бросается пятиметровый чужой (вообще интересно, смотрел ли Рэд предыдущие фильмы, ибо пять метров это уже высота Королевы), убивающий всех, кроме Сэма. При этом Сэм теряет руку и ногу – позже их заменят на кибернетические протезы.

Спустя две недели наш герой приходит в себя — из-за шока Сэм потерял память о произошедших на борту Сулако событиях, а его отец, генерал по имени Джон Смит (в этом сценарии у Рэда действительно очень богатая фантазия на имена) явно что-то скрывает. В течение последующих 30 страниц Сэм играет в детектива, пытаясь разгадать тайну произошедшего, что, признаться, весьма скучно — ведь нам, зрителям, и так прекрасно известно, что произошло на самом деле.

Выясняется, что очередные, очевидно не вполне вменяемые, ученые разводят чужих, используя отобранных у фермеров животных. Военные планируют приручить чужих, сделать из них суперсолдат и скинуть на Москву. Естественно, что вскоре монстры вырываются и начинают всех убивать. Более того, в понимании Рэда, чужие по какой-то непонятной причине вдруг становятся похожими на монстров из “Нечто” — их клетки могут ассимилировать как живую, так и неживую материю, и теперь они заражают всё и вся, начиная от людей, и заканчивая металлическими предметами (!), простым прикосновением.

Чужие выбираются на верхние уровни станции, где уцелевшие солдаты и фермеры баррикадируются в фермерском городке и отбивают первую атаку пришельцев. Но зараза так просто не сдается – через чужекомара (!!) вирус чужих перадается домашнему скоту  – в результате в скрипте появляются чужекоровы, чужесвиньи и даже чужецыплята. А затем Джон Смит признается, что ставил эксперименты с ДНК чужих на себе, после чего тут же мутирует на глазах сына.

Дальше еще круче – сама  конструкция “Северной звезды” подвергается заражению инопланетным вирусом, и в результате станция превращается в гигантского гротескного чужого диаметром в несколько километров(!!!). В драматической финальной сцене Сэм Смит с семьей пытается улететь на спасательном корабле, но сталкиваются с Джоном Смитом, который превратился в пятиметрового чужого. Сэм кричит отцу: “Папа, пусти нас! Или мы погибнем”, после чего слезинка скатывается по биомеханическиму лицу отца и тот спасает сына. Благодарный Сэм улетает и из космоса взрывает циклопическое образование ядерными зарядами.

Мне вообще нужно объяснять почему сценарий Рэда плох? Завязка не выдерживает никакой критики, персонажи и диалоги на редкость убоги, а от финального твиста с чужекомарами и слезинкой скатывающей по лицу чужого начинаешь сомневаться в психическом здоровье сценариста. Единственное, в чем Рэд традиционно хорош — это описание всяких сцен расчленения и мутаций, которых в этом сценарии больше, чем во всех остальных вместе взятых. Но для хорошего скрипта этого, мягко говоря, недостаточно.


Чужекомар. В космосе никто не услышит его писк. (с)

Как не трудно догадаться, сценарий не понравился никому из причастных к проекту лиц — Уивер назвала его ужасающим, после чего заявила, что не хочет больше иметь дела с триквелом, а Ренни Харлин вообще разорвал контракт со студией и занялся съемками другого фильма. Так “Чужой 3” потерял второго сценариста и первого режиссера.

В 2010, Рэд так прокомментировал свой опыт по написанию этого сценария: “Это единственный сценарий от которого я полностью отрекаюсь, потому что это не моя работа. Это скороспелый плод слишком большого количества встреч и вмешательства различных сторон, которые не оставили мне никакого времени на работу, из-за чего вышел полный шлак”

Очередная неудача
Снова оставшись ни с чем, Гайлер и Хилл отказались от идеи съемок двух последовательных фильмов и решили вернуться к сценарию Гибсона. Ими был нанят Дэвид Туи (у которого на тот момент в активе была только работа над вторыми “Зубастиками” и “Чернокнижником”), чтобы он отполировал диалоги и развил персонажей. Туи начал работу и в основном придерживался костяка сценария Гибсона, хотя некоторые сцены и писались им с нуля. Но тут грянул гром —  социалистический блок стал стремительно распадаться, Берлинская стена рухнула и история противостояния жадной компании “Уэйланд-Ютани” и социалистов в космосе внезапно потеряла свою актуальность. Многомесячную работу Туи пришлось выкинуть в мусорку, после чего он начал заново, написав абсолютно другой скрипт.

После опенинга, в котором рабочие с горнодобывающего корабля “Уэйланд-Ютани” случайно находят лицехвата в куске янтаря (кстати, роман “Парк Юрского периода” вышел только через год), мы переносимся на принадлежающую ей гигантскую околоземную станцию-тюрьму “Moloch Island”.

Туда доставляют пять новых заключенных, один из которых — осужденный за мошенничество Скотт Стайлс, у которого уже есть большой опыт побегов из разных исправительных учреждений. Данная станция служит для переработки руды в сталь, которая затем переправляется на Землю. В скором времени, в тюрьме начинают происходить странные события: несколько заключенных убиты с особой жестокостью, и Стайлс пытается выяснить что именно творится на нижних уровнях, пока его самого не постигла такая же судьба.

Стайлс знакомится с доктором Пэкард. Она также подозревает, что тут творится что-то незаконное, но не хочет знать больше, так как боится потерять работу. Тем более, на одном из уровней станции функционирует секретная лаборатория, доступ к которой имеют всего лишь несколько человек.

Стайлс принимает решение сбежать, и вместе с ним попытку побега предпринимают еще четыре человека. В бескрайних лабиринтах станции они сталкиваются с чужим, который начинает преследовать группу и поочередно убивает всех, кроме нашего героя. Стайлса же спасает специальный отряд, отправленный на поимку сбежавшего ксеноморфа. С огромным трудом охранники убивают монстра, а Стайлс вновь заключен под стражу.

Тем временем, Пэкард проникает в секретную лабораторию и обнаруживает там несколько находящихся в стазисе чужих. Каждая из особей чем-то отличается от другой – есть чужой-хамелеон, покрытый шипами чужой, сиамский чужой (который сросся с другим чужим) и т.п. Все они являются продуктом генетических экспериментов Компании, которая пытается вывести наиболее подходящий для использования в военных целях вид чужого. Заключенные же нужны для оценки их эффективности. Также мы узнаем, узнаем, что какое-то время назад Сулако вернулся на Землю, и к настоящему времени Рипли мертва (причина ее смерти не уточняется).

Фан-арт одной из разновидностей чужих из сценария Туи

Первоисточником ДНК чужого является тот самый, найденный в куске янтаря окаменевший лицехват, а курирует программу некий мистер Лоун – амероазиат (у Хилла с Гайлером местами кстати проглядывает явная нелюбовь к Азии) и как выясняется в финале, андроид.

Стайлс понимает, что скорее всего станет следующим “добровольцем” для для проверки боевых качеств чужого, и ему удается уговорить Пэкард бежать. Та пытается вывезти его под видом умершего, но их останавливает охрана. Следует перестрелка, которая приводит к повреждению корпуса станции. Затем следует несколько взрывов и в результате почти полная разгерметизация станции и гибель большинства людей. Вдобавок, из-за сбоя в системе безопасности чужие вырываются на свободу. У Пэкарда, Стайлса и двух выживших охранников только одно решение — дойти до спасательной шлюпки. На это им отпущено семнадцать минут (на такое время хватит воздуха на станции), и для достижения цели им придется пройти через лабораторию по выведению чужих.

В конце концов, после сумасшедшей гонки со временем, преследуемые чужими, Пэкарду, Стайлс и одному из охранников удается добраться до спасательного корабля,  для чего им приходится надеть скафандры и пересечь безвоздушное простанство (что интересно, такая сцена была во всех трех первых сценариях, так что по всей видимости кто-то из продюсеров был фанатом такого эпизода). Чужой продолжает преследовать героев и в космосе, но Стайлсу удается уничтожить его с помощью космического корабля. В благодарность за то, что он спас его жизнь, охранник решает не выдывать Стайлса и сообщает властям что он сотрудник из обслуживающего персонажа станции

Сценарий Туи хорош в первую очередь тем, что это единственная работа, которая написана полностью “с нуля”, без всяких попыток привязаться к окончанию предыдущей части. Фильм Кэмерона закрыл практически все лазейки для продолжения “по горячим следам”, и Туи мыслил в правильном направлении, решив изменить локацию, подход и придумать своих собственных героев. Да, у него не было “мандата” на раскрытие темы Космических жокеев и происхождения инопланетного корабля на LV-426, но зато он не придумывал высосанные из пальца способы, как продолжить франшизу сразу после окончания фильма Кэмерона.

Сценарий отличается крайним динамизмом – во второй половине сценария действие не останавливается ни на секунду, а последние шестнадцать страниц представляют сплошной адреналиновый экшн. Еще одна интересная особенность скрипта Туи это то, что большую его часть чужого в “кадре” нет. Автор постепенно нагнетает атмосферу, дает намеки, но по сути в первый раз главный герой сталкивается с чужим лишь во второй половине скрипта. Также любопытны некоторые  подозрительные сходства сценария Туи с фильмом “Чужой: Воскрешение” –  так, сцена где Пэкард входит в лабораторию и видит последствия генетических экспериментов, очень похожа на известную сцену с Рипли из данного фильма. Кроме того, в сценарии есть знакомая сцена где через маленькую дырочку в обшивке, персонажа буквально “высасывает” в космос.

Да, возможно, в работе Туи не было сильно выдающихся персонажей, диалогов и сюжетных поворотов – но даже из этого первого варианта мог бы получиться достаточно крепкий блокбастер, в случае успеха которого можно было снимать четвертую часть либо с новыми героями, либо вернуть персонажей из предыдущих частей.

Президент студии “20 Век Фокс” Джо Рот получил сценарий Туи, прочитал, назвал его хорошим… и сразу же отклонил. Причина была проста — Сигурни Уивер в очередной раз передумала (чему немало помогли обещанный пятимиллионный гонорар, проценты от сборов и предложенный пост со-продюсера), и согласилась сниматься в третьей части – только вот никто не известил об этом Туи.

Неунывающий Туи начал в очередной раз переписывать сценарий с Рипли в главной роли (благо, что структура скрипта позволяла сделать это без значительных проблем), и когда он уже почти закончил… то получил известие, что студия больше не нуждается в его услугах.

Дело в том, что за это время Гайлер с Хиллом нашли очередного кандидата на пост режиссера — малоизвестного новозеландца Винсента Уорда. Уорд предложил радикально новую идею для сценария — переместить действие на деревянный планетоид, где бы обитала религиозная община монахов-отшельников, противников всякой технологии.

Насколько странно звучала эта идея, настолько сильно она понравилась Гайлери и Хиллу, которые решили что именно такой необычный взгляд это именно то, что им нужно. В итоге, Туи получил чек и следующим образом прокомментировал свое увольнение: “Голливуд хорошо платит авторам, но в качестве компенсации обращается с ними, как с дерьмом”. Cправедливости ради стоит отметить, что он не оставил идею столкнуть на экране уголовника и космических монстров и через десять лет воплотил ее в жизнь. Впрочем, это был уже совсем другой фильм…

Итак, Дэвиду Гайлеру и Уолтеру Хиллу настолько понравилась идея Винсента Уорда про монахов в космосе, что они предложили ему не только переработать ее в полновесный сценарий, но и стать режиссером будущего фильма. Для помощи Уорду продюсерами был нанят Джон Фазано, который в кратчайшие сроки написал абсолютно новый скрипт.

Сценарий Винсента Уорда и Джона Фазано
События в этом сценарии должны были происходить в гигантском монастыре, расположенном на деревянном планетоиде “Арсеон” диаметром в пять миль, который принадлежал Компании. Планетоид сконструирован по средневековым представлениям об устройстве вселенной — на нижних уровнях (которые именуются “ад”) находится тюрьма, в центре станции расположено искусственное море, а на верхних уровнях (прозванных “рай”) находится библиотека, монастырь и сельскохозяйственные угодья.

Рай

 


И ад. В сценарии и концепт-артах, авторы всеми силами пытались передать дух заброшенности и обреченности этого мира.

В монастыре проживает 350 монахов, которые верят, что живут в пост-апокалипсическом средневековье. Монахи не признают никаких современных технологий, и уклад их жизни ничем не отличается от средневековья. Чужие каким-то образом (и снова нам не дают никаких объяснений) проникли на Сулако и убили Хикса и Бишопа. Рипли с Ньют эвакуируются на спасательной шлюпке, которая приводняется в искусственном море Арсеона. Подоспевшие на помощь монахи находят в шаттле лишь одну Рипли. Когда она приходит в себя и узнает, что тело Ньют так и не нашли, а ее криокамера была забрызгана кровью, то понимает, что чужой проник на борт, и пытается предупредить монахов о грозящей опасности, но ей не верят, считая сумасшедшей.

Вскоре, одна из овец подвергается заражению, и на свет появляется гибрид овцы и чужого. Монахи обвиняют Рипли в том, что именно она виновата во вторжении чужих на их землю, проводят над ней трибунал и заточают ее в тюрьме. Лишь только один человек, монах по имени Джон, понимает, что Рипли — единственный путь к их спасению, и объединяет с ней свои усилия.

По ходу действия выясняется, что монахи — вовсе никакие не монахи, а политические заключенные, сосланные на данный планетоид (как сказано в сценарии – их “личный гулаг”) семьдесят лет назад. По утверждению монахов, перед их ссылкой некий компьютерный вирус поразил всю современную технологию, из-за чего Земля стояла на грани “Нового средневековья”. Со временем, корабли снабжения перестали прилетать и потому монахи сделали вывод, что Земля перестала существовать. Теперь их единственная забота – это поддержание библиотеки, где хранятся книги, некоторые из которых по их словам пережили еще пожар в Александрийской библиотеки. Поскольку нам не сообщают, сколько времени Рипли провела в криогенном сне, утверждение монахов может оказаться правдой.

Позже выясняется, что деревянный планетоид намеренно спроектирован с изъяном – чтобы обеспечить себя теплом, монахам с каждым днем приходится сжигать все больше и больше древесины, из-за чего углекислый газ попадает в атмосферу, создавая парниковый эффект, что приводит… к охлаждению поверхности планетоида.


Альберт Гор явно не согласился бы с такой трактовкой парникового механизма

Будь фильм снят,  зрители увидели бы несколько гибридов чужих с различными животными. Главный же чужой, который в сценарии назван “королем”, обладал способностью менять свою окраску, мимикрируя и маскируясь под цвет помещения.  Интересно, что после одной из стычек, система маскировки чужого давала сбой, что очень напоминает схожий эпизод с Т-1000 из режиссерской версии второго “Терминатора“.

Также упоминался новый подвид чужого – головоломы (headbusters), которое рождались, раскалывая голову носителя. Даже на бумаге описанные существа предстают в крайне нелицеприятном облике. Как бы это всё выглядело вживую, можно судить по нескольким наброскам, оставшимся от работы Уорда.

Гибрид «чужого» и лошади

Не спрашивайте откуда у него там взялось человеческое лицо – я сам не знаю. Но это действительно один из концептов к сценарию Фазано/Уорда.
Чужой начинает охотиться на монахов – в одной из сцен он атакует их в туалете, в другой нападает на группу монахов находящихся в пшеничном поле. Те в панике поджигают его, после чего пожар начинает распространяться по всему планетоиду.

Не правда ли не самое подходящее место для встречи с чужим?

Тем временем Рипли узнает, что заражена зародышем чужого. Затем она вспоминает, что Кейн “разродился” чужим после того как поел и приходит к выводу, что пока она не будет принимать пищу, то зародыш не “родится”. Потому до самого конца скрипта Рипли будет не только  сражаться с чужим но и отважно бороться с чувством голода. Наконец, в ходе финальной схватка с монстром, Рипли и Джону удается его убить, сбросив в печь для выплавки стекла, которая на планетоиде находится как раз под библиотекой (своеобразная планировка, не правда ли?).

Используя знания из старинной книги, Джон извлекает зародыш, но тот переползает в его горло, и тогда Джон прыгает в огненную бездну, жертвуя собой. В конце спасается только Рипли и старенький пес Джона (а тинейджер с задних рядов, как указано в сценарии, кричит — “Он в собаке!”).

Лучший эпитет, который можно применить к скрипту Фазано/Уорда — странный. Выбранная локация крайне необычна, если не сказать абсурдна. Две трети скрипта Рипли является пассивным героем и, по сути, никак не влияет на сюжет — она сидит взаперти, видит странные видения (в которых, к примеру, чужой фактически насилует ее) и ведет полуфилософские беседы с белокурым андроидом Антонием, который еще более необычный персонаж — ибо он уже 20 лет видит сны о том, как чужие нападают на него – и что самое невероятное, в конце сценария этот сон полностью сбывается. В лучших традициях предыдущих сценариев, нам не объясняют, ни откуда чужие взялись на “Сулако“, ни каким образом они заражают своих жертв (лицехватов в скрипте не было), ни природу всех этих видений.

Концовка с извлечением эмбриона еще более сюрреалистична — известно, что Уивер уже тогда потребовала от Уорда переписать ее и сделать так, чтобы не Джон, а ее персонаж погиб. С персонажами тоже не все гладко — когда единственное живое существо, которому хочется сопереживать — это брат Джон и его собака (потому что все остальные герои настолько невыразительны), это первый признак того, что в сценарии нужно что-то срочно менять.

Кроме того, в глаза бросается определенное незнание Уордом и Фазано матчасти, что вкупе с предыдущими сценариями в какой-то момент заставляет задуматься над тем, а смотрели ли вообще их авторы фильм Джеймса Кэмерона?  Вот например, в этом сценарии  Рипли сообщает, что на Земле у нее осталась дочь, которой сейчас 70 лет и которая превратилась в обозленную на нее старуху. Но это противоречит сцене из фильма Кэмерона, где ей сообщают, что ее дочь умерла пару лет назад. Конечно, можно возразить, что эта сцена присутствовала лишь в расширенной версии фильма — но специальное издание режиссерской версии “Чужих” на лазерном диске вышло еще в 1987 году и было к тому моменту уже хорошо известно. Да и идея о том, что пока ты не будешь есть, чужой не родится…  откуда это вообще взялось?

Конечно, в работе Фазано/Уорда оставался весьма интересный социокультурный и религиозный подтекст, но в остальном она нуждалась в основательной переделке. Основной проблемой оставалось место действия — продюсеры внезапно осознали, что деревянный планетоид в космосе с средневековыми монахам никак не вписывался в реалистичную вселенную “Чужих”. Но так как Гайлер с Хиллом и так уже сорвали все возможные сроки, студия просто не стала бы терпеть еще одну задержку. Потому продюсеры дали зеленый свет строительству декораций монастыря, рассчитывая, что за оставшееся до начала съемок время успеют подлечить скрипт.

Таким образом, к середине 1990 года сложилась парадоксальная ситуации, когда Винсент Уорд по решению Гайлера и Хилла был назначен режиссером фильма из-за своих необычных идей, но когда на основании этих идей был написан сценарий, то Гайлер и Хилл вдруг передумали и решили что они никак не вписываются во вселенную “чужих”. Что еще хуже — Гайлер и Хилл как обычно не имели никаконо понятия, как изменить скрипт, чтобы сохранить видение Уорда, но при этом придать действию хоть немного логики.

Поэтому они выпросили у Джо Рота еще полмиллиона долларов и наняли Ларри Фергюсона, надеясь, что он исправит сценарий. Как и в случае с Эриком Рэдом, они не могли объяснить ему, что именно нужно переделать. Неудивительно, что итоговый результат оказался таким же — Фергюсон заигрался, начал активно переписывать диалоги и персонажей и только все усугубил. Сигурни Уивер как-то пожаловалась, что в одной из версий сценария Рипли была больше похожа на разозленного физрука.  В другой версии, в финале в живых оставалось семеро монахов, которые помещали мертвую Рипли в криокамеру надеясь что когда-нибудь с небес явится тот, кто сможет ее разбудить. Говорят, что когда президент студии “20 Век Фокс” Джо Рот прочитал этот сценарий, то воскликнул “Да что за [censoresd] у них там творится”?. Неудивительно, что вскоре Гайлер выписал Фергюсону чек и указал на дверь.

До начала предварительных съемок оставалось четыре недели, уже были готовы декорации монастыря, а у фильма до сих пор не было окончательного сценария. Гайлер с Хиллом в экстренном порядке запросили еще 600 000 долларов и начали лично переписывать скрипт, решив полностью убрать монастырь. Скрипя зубами, Уорд согласился на внесенные ими изменения. Но через пару дней он узнал, что его собственный ассистент каждый вечер “докладывал” продюсерам о всех его шагах, а руководство студии, втайне от него, занималось перестановками в съемочной группе — и потому покинул проект, не пожелав иметь с Гайлером и Хиллом больше ничего общего.

По злой иронии судьбы, именно уникальное видение Уорда и его необычные идеи, благодаря которым его приметили продюсеры, в итоге и послужили причиной его падения. Так, “Чужой 3” лишился второго режиссера и очередного сценария.

Концепт-арты Арсеона и монастыря

Пускай “Чужой 3” Винсента Уорда и не состоялся, но от его видения осталась серия концепт-артов и раскадровок, которые позволяют представить, как мог  выглядеть на экране Арсеон и находящийся на нем гигантский деревянный монастырь в альтернативной киновселенной, где этот фильм все же был бы снят.

Внешний вид


На этом концепте можно увидеть плавающую в “верхнем море” спасательную шлюпку

Схемы внутреннего строения



Внутри Арсеона





Быт монахов



Монах-космонавт
Монашеский суд – самый гуманный суд в мире

Тюрьма, где содержалась Рипли

Атаки чужого







Атака чужого на пшеничном поле

Несмотря на то, что деревянный планетоид в самом деле не особо вписывается во вселенную “чужих”, должен отметить что умирающий мир, созданный Уордом определенно обладает какой-то притягательностью. На мой взгляд, после отстранения от съемок, ему стоило попытаться развить свою идею в самостоятельный фильм, никак не связанный с “Чужим” – благо что у него уже была проделана значительная часть предварительной работы. Но чего не случилось, того не случилось…

После ухода Винсента Уорда горе-продюсеры оказались в одной из самых худших ситуаций, что вообще может случиться на съемках фильма: у них не было ни режиссера, ни сценария, в бюджете ленты красовалась большая дыра из-за изготовленных декораций которые теперь оказались не нужны, а студия заранее объявила дату премьеры и не собиралась терпеть никаких переносов. Речь больше не шла о том, достаточно ли проработан и логичен сюжет – основной вопрос заключался в том, удастся ли спасти разваливающийся на глазах проект.

Приход Дэвида Финчера

Первым делом продюсерам нужно было найти нового режиссера. Через некоторое время, кто-то из представителей студии порекомендовал Дэвиду Гайлеру и Уолтеру Хиллу встретиться с Дэвидом Финчером. У Финчера на тот момент не было опыта в режиссуре художественных фильмов – но он был известен как создатель музыкальных клипов, рекламных роликов и имел опыт работы со спецэффектами в ILM.

Финчер произвел  благоприятное впечатление на продюсеров. К тому же, они намеренно хотели взять кого-то без опыта, думая что режиссер-дебютант будет выполнять все их указания без каких-либо возражений – и потому предложили Финчеру пост режиссера. Несмотря на все советы друзей, категорически отговаривавших его от участия в таком проблемном и дорогостоящем проекте, амбициозный Финчер дал свое согласие на участие, тем самым заполучив в свои руки фильм с наибольшим бюджетом из всех, что когда-либо снимали дебютанты.

Имея режиссера, теперь нужно было что-то делать со сценарием.  После мучительных раздумий, Гайлер, Хилл и Финчер пришли к решению окончательно отказаться от деревянного планетоида и “чужих-мутантов” и вернуться к тематике скрипта Туи, заменив монастырь тюрьмой, а монахов из сценария Уорда — на зеков. Так, брат Джон трансформировался в тюремного врача Клеменса, а брат Кайл в Диллона.  Какую-то часть декораций монастыря удалось перепрофилировать под тюремные, другая часть (стоимостью в 7 миллионов) так и осталась неиспользованной. В спешке никого уже не волновали вопросы о том, как яйцо чужого попала на Сулако и другие логические нестыковки — нужно было лишь написать хоть что-то вменяемое, чтобы снять фильм к давно объявленной дате премьеры.


Часть декорации монастыря

В итоге, Гайлер и Хилл написали некий базис для фильма с планетой-тюрьмой, доработкой которого занялся уже сам Финчер. И вот тут и начались его первые трения с продюсерами, которые видели фильм как простую историю с хорошими и плохими парнями. Финчер же всеми силами пытался вдохнуть в сюжет жизнь, и пытался сделать его как можно более многоплановым.

Чтобы помочь Финчеру со сценарием студией был нанят Рэкс Пикетт — первоначально, он должен был отполировать лишь вторую половину скрипта Гайлера и Хилла – но время катастрофически поджимало, и ему в итоге пришлось переписывать практически весь сценарий, собирая его по кусочкам из предыдущих версий.В течение четырех недель до начала съемок (они стартовали в январе 1991 года в Англии) Пикетт работал над сценарием и, в конце концов, сумел привести его к более-менее удобоваримому виду.

Всего же за период осени-начала зимы 1990 года было написано примерно с десяток различных драфтов, содержащих в себе множество альтернативных сцен и сюжетных поворотов. Вот некоторые из них:

*В одном из сценариев персонажа Диллона звали Малькольмом.


Альтернативный дизайн спасательной шлюпки

*В другом сценарии лицехват заражал Ньют. После аварийной посадки, зародыш Чужого вылезал изо рта тонущей Ньют, после чего запрыгивал на Рипли и вселялся в ее тело.

*В нескольких версиях сценария чужой по необъяснимым причинам не трогал заключенного Голика и тот начинал “помогать” ему, и  охотиться за другими заключенными. В одном из драфтов Голик в финале встречал представителей Компании и отводил их к Рипли, но затем ошибочно решал что Бишоп II это дроид, произносил “ненавижу дроидов”, убивал его и погибал от пуль охраны. В другом драфте чужой все же заключал Голика в кокон и позже его в таком состоянии находили герои.

* В еще одном сценарии была сцена, где Рипли и Диллон находили с десяток замурованных в коконы зеков. Диллон поджигал их, после чего появлялся чужой и  убивал Диллона. После этого, до самого конца сценария надзиратель Аарон помогал Рипли, выполняя примерно те же функции, что Диллон в итоговой ленте.

Производственная команда даже начала изготовление 20 коконов, но после  прихода в проект Финчер отказался от этой идеи, решив что в его версии чужой будет убивать только ради пропитания. Тем не менее, он оставил один из коконов и часто сидел в нем во время съемок, утверждая что в нем “лучше думается”.

*Существовала и немного другой вариант финала – чужой вырывался из живота Рипли, та хватала его, произносила “Я никогда не буду твоей матерью”, после чего сжимая его в руках прыгала в печь. В живых в той версии оставался заключенный Морз и надзиратель Аарон.

*Диллон также мог умереть и таким образом (это рисунки из комикса, но сама сцена показана в точности как в одном из сценариев).

Неразбериху, сопровождавшую производство фильма, лучше всего иллюстрирует следующий факт: когда вышел первый тизер к «Чужому 3» (сделанный в духе классического ролика к фильму Ридли Скотта), он предварялся следующим тэглайном: “В 1979 году вы узнали, что в космосе никто не услышит твой крик. В 1992 году вы узнаете, что на Земле ваш крик услышат все”, — что, естественно, было ложью, ибо на тот момент все в съемочной группе прекрасно знали, что действие не будет разворачиваться на Земле.

Я кстати очень удивлен, что никто из тогдашних зрителей не додумался подать на студию в суд за вот такой обман

Что же касается Рекса Пикетта, то его судьбу решило то, что в нарастающем конфликте Финчера с Гайлером и Хиллом он поддержал режиссера, приложив к переписанному им сценарию письмо, где критически отзывался о работе продюсеров. Узнав об этом, Гайлер с Хиллом громко хлопнули дверью и покинули съемки в Лондоне, но напоследок сделали так, что Пикетта уволили и он даже не получил упоминания в титрах (впрочем, после этого неприятного опыта, он и сам не не очень-то хотел этого).
С титрами, кстати, тоже возникла проблема — ведь по правилам Гильдии сценаристов требовалось указать авторов сценария и сюжета. Всего за право быть признанными сценаристами “Чужого 3” официально боролось восемь человек (Дэвид Гайлер, Уолтер Хилл, Дэвид Финчер, Винсент Уорд, Джон ФазаноЛарри ФергюсонДэвид Туи и Ренни Харлин). В итоге после долгих разбирательств было решено вписать в них Дэвида Гайлера, Уолтера Хилла и Ларри Фергюсона в качестве создателей сценария и отдельно Винсента Уорда, как “автора сюжета”.

Съемки фильма

В январе 1991 года начались изнуряющие съемки, и создатели столкнулась с еще большим количеством проблем. Из-за значительного перерасхода денег студия урезала продолжительность съемок фильма с 93 до 70 дней, хотя все находившиеся на площадке понимали, что даже работая по 18 часов в день, будет нереально выдержать такой график.

Кинопроизводство сопровождалось и рядом других сложностей. Например во время съемок эпизода пожара, серьезно пострадало несколько человек.


Неиспользованный кадр из эпизода пожара. “Чужой 3” вообще богат на вырезанный материал, который так и не стал достоянием публики.

Лэнс Хэнриксен не испытывал особого энтузиазма по поводу сюжета “Чужого 3” и по его собственным словам, если бы не личная просьба Уолтера Хилла, то не стал бы сниматься в фильме. Но как позже пошутил Хэнриксен тот факт, что его съемочный день начинался с того, что ему сразу платили наличными, значительно добавил ему энтузиазма.

Создатели также никак не могли определиться с тем как показать “роды” чужого – изначально он появлялся из быка, затем его заменили на собаку. В какой-то момент кто-то даже предложил нарядить настоящую собаку в костюм чужого – идея разумеется не сработала.

И конечно же, с каждым днем конфликт Финчера и продюсеров усиливался все больше и больше – молодой режиссер не шел на компромиссы и не слишком уважительно относился к боссам, те платили ему той же монетой и в итоге приставили за ним студийного “соглядатая”, неотступно сопровождавшего режиссера во время съемок и объяснявшего ему, что он может снимать, а что нет.

Разумеется в таких условиях чуда не случилось и съемочная группа не смогла уложиться в отведенное ей время – после того, как график был превышен на 10 дней, студия отдала распоряжение Финчеру прекратить съемки и возвращаться в Лос-Анджелес со всем отснятым материалом. Там состоялся тестовый просмотр черновой версии фильма, на котором Финчер окончательно разругался с Гайлером и Хиллом (Гайлер назвал его “продавцом обуви”), а руководству студии наконец-то стало очевидно, что нужны досъемки.

Съемочная группа вернулась в Англию доснимать нужные эпизоды – и что самое интересное, в итоге общая продолжительность съемок составила те самые 93 дня. Именно тогда Финчер и завершил свое участие в проекте. Не взирая на запрет продюсеров, не дававших ему разрешения снимать сцену, где Рипли в одиночку спускается в подземелье в поисках чужого, он снял ее, после чего ушел со съемок, заявив что “с него хватит” –  и больше никак не участвовал ни в пост-продакшне ни в монтаже.

Монтаж растянулся на год и сопровождался рядом спорных решений. Продюсеры старались максимально уменьшить хронометраж фильма, что позволило бы им дать как можно большее число сеансов “Чужого 3” и получить как можно больше денег на покрытие издержек.

Всего, из театральной версии было вырезано порядка 40 минут материала. Например, была убрана сцена где заключенным удается загнать чужого хранилище и позже его освобождает Голик – по версии продюсеров это делало чужого совсем нестрашным. Из-за этого также пришлось убрать весь подсюжет с Голиком. Кроме того, были использованы альтернативные сцены появления чужого на свет, и альтернативный финал, где чужой вырывается из груди Рипли во время прыжка.

В 2003 году на видео была выпущена т.н. “монтажная версия” (“Assembly Cut”) где эти сцены были восстановлены в попытке показать то, каким фильм был в видении Дэвида Финчера (впрочем сам Финчер никоим образом не причастен к созданию ни этой ни каких-либо других версий так как с тех пор вообще не признает “Чужой 3” своим фильмом).

Алану Дину Фостеру, который должен был написать новеллизацию “Чужого 3”, тоже не слишком сильно нравился итоговый сюжет и особенно убийство Хикса и Ньют (в чем кстати говоря, немалая заслуга не только продюсеров но и Сигурни Уивер, которая не горела желание слишком сильно делить свое экранное время с другими персонажами). Он предложил Уолтеру Хиллу свой вариант новеллизации, в котором из-за поломки криокапсулы Ньют была вынуждена пребывать в ней в коме в ожидании спасателей. По мнению Фостера это дало бы Рипли лучший стимул на продолжение борьбы, сделав ее финальное самопожертвование более эмоциональным. Тот грубо отказал ему в этой просьбе – и из-за этого Фостер тоже пошел на принцип и впоследствии отказался от предложенной ему работы над новеллизацией “Чужой: Воскрешение“.

Еще один скандал случился с Майклом Бином, которому знакомый продюсер расказал, что видел на съемках “Чужого 3” куклу Хикса с пробитой грудью. Актер сделал вывод, что из его персонажа должен был появиться чужой, посчитал это несправедливым и  пригрозил подать на продюсеров в суд из-за незаконного использования его изображения. После этого съемочной группе пришлось переделать куклу так, чтобы у нее была разворочена голова. Но после пересъемок, студия все же зачем-то захотела вставить фотографию Бина в открывающей сцене фильм и в итоге заплатила актеру за нее такую же сумму денег, как тот получил за съемки в “Чужих“.

Нельзя и забывать про неприятную историю, случившуюся с легендарным Гансом Руди Гигером. Финчер очень хотел привлечь швейцарца к работе над триквелом, и тот с радостью согласился, нарисовал и выслал по факсу несколько эскизов нового монстра (которого он окрестил “помесью ягуара и товарняка”), и даже сделал за свой счет полномасштабную двухметровую модель “чужого”, предложив ее студии фактически задаром (по стоимости использованных материалов).

Ганс Руди Гигер на фоне своей модели чужого

Однако при этом никто не поставил Гигера в известность о том, что официально созданием “чужого” занимались Алек Гиллис и Том Вудрофф, с которыми уже был заключен контракт.  Те же в свою очередь считали что Гигер участвует в проекте на общественных началах и не претендует на авторство. В результате, в один прекрасный день они поблагодарили Гигера, сказав что возможно используют какие-то его скетчи, но вообще у них есть свои, оригинальные идеи. После этого студия и Финчер отказались от услуг Гигера, разорвав с ним все коммуникации, и даже не включили его имя в титры. В результате, швейцарцу пришлось подать в суд на создателей фильма, после чего те наконец признали его вклад в создание фильма (хотя сам Гигер и не был в восторге от финальной версии дизайна чужого).

По сей день Гигер считает, что эта ситуация была намеренной тактикой Финчера, который хотел получить как можно больше для своего фильма с наименьшими затратами.

Даже сейчас, спустя более 20 лет, “Чужой 3” остается больной темой для причастных к его созданию лиц. Когда в 2003 году было выпущено коллекционное издание квадрологии “Чужих” на DVD, разгорелся очередной скандал — студия “20 Век Фокс” вырезала около тридцати минут из документального фильма “Wreckage and Rape: The Making of “Alien 3” Чарльза де Лозирака, который пытался беспристрастно рассказать правдивую историю создания фильма и конфликтов, разгоревшихся на его съемках. Лишь в 2010 году полная версия этого фильма вышла на BD-издании саги.

Эпилог

Такова история многострадальной третьей части. И основная причина всех сложностей, возникших при ее создании это изначальное непонимание продюсеров что они хотят снять, из-за чего сложилась пародоксальная ситуация: имея пять лет на написание сценария, почти ни у кого из задействованных авторов не было достаточного количества времени на доведение до ума своей работы. Продюсеры жаждали быстрого результата и меняли авторов как перчатки, после чего процесс начинался заново. Из этого и вытекают болячки практически всех сценариев этой части — слабо проработанные персонажи, нелогичные завязки, нестыковки с предыдущими частями.

Итоговый эрзац-вариант сценария, писавшийся практически прямо по ходу съемок, был разумным компромиссом, призванным спасти разваливающийся на глазах проект. Трудно в чем-то винить Пикетта, Финчера и всех остальных людей, работавших над ним — будь на их месте самые лучшие сценаристы на планете, вряд ли бы это что-то сильно изменило в тех обстоятельствах.

Получившийся в итоге фильм, кажется не оставил удовлетворенным практически никого из тех, кто работал над ним — ни одного из назначенных режиссеров, ни продюсеров, ни студию, мечтавшую получить прибыльную франшизу, а в результате чуть ее не угробившую, ни многих других людей, так или иначе причастных к съемкам. Возможно единственная кто была довольна, так это Сигурни Уивер, наконец осуществившая как минимум две из трех вещей которые бы она хотела сделать в фильме о чужом (не носить оружия и умереть). Ну и часть фанатов, сумевших оценить даже такое незаконченное видение режиссера.

Что же касается Дэвида Финчера, то он так и не признал “Чужой 3” своим проектом. Когда в 2003 году к нему обратились с предложением сделать режиссерскую версию фильма, то он прямо заявил что его режиссерская версия “Чужого 3” началась бы с того, что он сжег бы весь отснятый материал и начал кинопроизводство с нуля. Более того, он принципиально отказался давать какие-то интервью для дополнительных материалов на DVD или оставлять свои аудиокомментарии – потому те кто смотрели “фильмы о фильме” могут заметить, что авторам пришлось использовать его архивные записи времен съемок.

Но по крайней мере, фильм поставил точку в истории Рипли. Если на тот момент кто-то уже и задумывался о продолжении, то вероятно был уверен лишь в том, что если Чужому когда-нибудь и суждено вернуться на экраны, то уже с совсем другими героями…

Оставить комментарий

Yes No