Как создавался Чужой: Воскрешение

Из всех фильмов про “чужих”, четвертая часть создавалась в пожалуй самых благоприятных условиях. Устав от дрязг, сопровождавших съемки трех предыдущих фильмов, студия и продюсеры кажется сделали все что только возможно, чтобы съемки проходили в как можно более легкой и непринужденной обстановке.

Если в предыдущих случаях режиссером назначались или дебютанты или люди имевшие всего один фильм в своей фильмографии, то в этот раз  пост достался Жан-Пьеру Жене, имевшего в своем активе два фильма и ряд короткометражек. В отличии от предыдущих фильмов, продюсеры не были допущены к написанию сценария. Собственно, сам сценарий был утвержден сразу же и все вносившиеся в него изменения были главным образом связаны с бюджетными ограничениями. Студия не вмешивалась в работу режиссера – Жене получил карт-бланш снимать фильм в том стиле, в котором он посчитает нужным и со своей съемочной группой. Не было ни уволенных актеров ни режиссеров, ни забастовок на съемочной площадке, ни яростных споров о том в каком направлении вести франшизу. Все просьбы и пожелания Сигурни Уивер сразу же выполнялись. Возникает резонный вопрос – не из-за всего ли этого  “Чужой: Воскрешение” получился именно таким, каким мы его знаем?

Принятие решения о продолжении серии

Когда в 1992 году на экраны вышел “Чужой 3”, то он оставил после себя много недовольных людей. Но как оказалось, больше всего была недовольна студия, которая по итогам проката получила намного меньше денег, чем ожидалось. Впрочем, сами чиновники были уверены, что они еще могут сорвать ва-банк – надо просто снять еще один фильм про чужого, в духе первых двух частей – и все само собой исправится и франшиза вновь станет популярной.

Возможно по причине негативного опыта полученного на съемках третьей части, а возможно и по искреннему убеждению, но и Дэвид Гайлер и Уолтер Хилл были категорически против любого продолжения история, считая что оно обесценит всю серию. Но в Голливуде здравый смысл и желание заработать не очень часто сопутствуют друг другу, и потому студия “20 Век Фокс” отмела все возражения, и запустила четвертую часть в производство, сразу же наняв сценариста.

Задачу продолжить серию получил Джосс Уидон, чьи предыдущие работы впечатлили студийных чиновников. Он получил “простую” установку – написать сценарий, который бы пугал так же как первая часть, и содержал в себе столько же экшна, как и вторая.

Интересно что перед премьерой “Чужого 3” Дэвид Гайлер как-то пошутил, что если что, они всегда могут клонировать Рипли. Кто ж мог подумать, что эта шутка окажется настолько пророческой?  Уидон решил воспользоваться идеей клонирования кого-то из умерших в триквеле героев и написал 30 страничный тритмент, в котором главная роль отводилась персонажу Ньют. Но когда он принес свои наработки на студию, та попросила переписать всю концепцию под Рипли.

Дело в том, что Сигурни Уивер, до того щедро раздававшая интервью, в которых утверждала, что окончательно поставила точку в истории персонажа, ибо не хочет продолжать сниматься в фильмах, в которых ее героиня “бы просыпалась, а вокруг бегали монстры”, дала согласие на четвертую часть. Вероятно, 11 миллионов долларов гонорара, пост со-продюсера и готовность студии идти на любые уступки могут заставить передумать кого угодно.

Уидону пришлось заменить Ньют на Рипли, и в сентябре 1995 года он представил студии свой переработанный сценарий. В целом, его сюжет уже соответствовал итоговому фильму – но между ними имелся ряд заметных отличий в деталях.
Начальный сценарий Джосса Уидона

В открывающей сцене мы видели сон Рипли в котором они с Ньют находятся на пшеничном поле и на Ньют набрасывается стая плотоядных насекомых. После этого мы переносимся на борт находящейся на орбите Плутона космической станции Аурига и видим операцию, в которой доктор Гедимин и доктор Врен извлекают из клонированной Рипли эмбрион Чужого. Когда после операции заканчивается и Рипли начинают зашивать, она приходит в себя, хватает хирурга за руку и ломает ее.


Первоначальный дизайн Ауриги

Пока ученые тестируют и анализируют Рипли, рассказывают как ее воскресили и показывают карточки с рисунками (эта сцена есть в расширенной версии фильма), записывая ее реакции, к Ауриге прибывает пиратский корабль Бетти с экипажем из 8 человек.

Экипаж Бетти. Если кто забыл, то слева направо – капитан Элджин, его подруга Хиллард, Врисс, Джоннер, андроид Колл и Кристи.

Помимо 6 персонажей, попавших в фильм, в первом сценарии Уидона также присутствовал некий Рэйн (ничем не примечательный персонаж с парой реплик, вся характеристика которого сводилась к тому что он очень тощий) и Сэн-Джуст – киллер-азиат с двумя спрятанными в рукавах пистолетами

Роль Сэн-Джуста писалась Уидоном с расчетом на участие Чоу Юнь-Фата

Команда Бетти привозит для продажи ученым “товар” – колонистов, с помощью которых те будут разводить Чужих (хотя что им мешало использовать для этого других животных?). Вскоре на борту Ауриги находятся уже 30 чужих.

Дальнейшая часть сценария до побега чужих  практически полностью соответствуют фильму. Единственная удаленная сцена – это сон Рипли, в котором она занимается сексом с Гедимином после чего ее язык превращается в челюсть чужого и она убивает ученого.


В качестве замены в фильме появился этот, не менее эротический момент

Когда чужие наконец освобождаются, то атакуют казармы военных и те в панике бегут с корабля – ибо оказывается что их энергетическое оружие просто не способно пробить броню ксеноморфов. У кого-то из солдат находится нормальный пистолет и он немедленно пускает его в ход что приводит к печальным последствиям – попавшая на стекло иллюминатора кислота проедает его, что приводит к тому, что нескольких горе-вояк и командующего ими генерала Переза высасывает в маленькую дырочку.

Оставшаяся на борту Ауриги команда Бетти, доктор Врен и трое выживших солдат объединяются, чтобы дойти до космического корабля. Вскоре они натыкаются на Чужого, который убивает Элджина и одного из солдат. Остальные начинают стрелять в чужого, демонстрируя те же навыки точности, что и герои “Парка Юрского периода” – ибо раз за разом промахиваются и совершенно не могут попасть в монстра. В этот момент на сцене появляется Рипли –  чужой сразу же бросается на нее, они дерутся, в чужого снова стреляют, наконец-таки попадают и затем Рипли вырывает у него внутреннюю челюсть.

Далее группа подбирает Врисса, у которого в инвалидном кресле оказывается спрятан целый арсенал, включая автоматы и гранатометы, и как следует вооружается.

Чтобы перейти на новый уровень, людям нужно пройти через помещение в котором прячутся трое чужих. Команда пробует заманить их в камеру с жидким азотом и заморозить – но те “чуют” подвох,  и тогда Рипли предлагает использовать в качестве приманки Колл. Колл разумеется против, и тогда Рипли против ее воли вталкивает ее в помещение к чужим. Это привлекает внимание ксеноморфов: они гонятся за Колл и попадают в камеру, где на них выпускают жидкий азот – после чего Джоннер в стиле второго “Терминатора”  разбивает выстрелами замороженные фигуры чужих.

Далее, как и в фильме, команда находит колониста Пурвиса, внтутри которого находится еще не вылупившийся эмбрион Чужого, а затем лабораторию, где хранятся предыдущие неудачные клоны Рипли.

Затем следует подводный эпизод. Основное его отличие от фильма – намного больший масштаб. Вначале трое чужих хватают одного из солдат и Рэйна – Джоннер убивает парочку монстров (все это разумеется происходит под водой), но за ними следуют новые ксеноморфы.

Команда выбирается на поверхность и попадает в шахту лифта, где их поджидает гнездо с яйцами чужих. Поскольку в этой ранней версии сценарии Кристи еще не обладал способностями отправлять пули по самым невероятным траекториям, то лицехватов уничтожали по старинке, просто расстреливая в упор.

Герои карабкаются вверх по шахте, а за ними по пятам лезут все новые и новые чужие, некоторые из которых несут на себе лицехватов. Сэн-Джуст убивает одного из них, затем еще одного. Воспользовавшись суматохой Врен стреляет в Колл и бросает всех, закрывая в шахте. Кровь очередного чужого попадает на Кристи и убивает его.

Затем сверху спускается лифт –  внутри оказывается Колл. Команда грузится в лифт, за который снизу цепляется чужой. Поднявшись наверх, Рипли стреляет из дробовика по тросу, после чего лифт падает вниз и давит остальных чужих, что сопровождает одобрительным нецензурным криком Джоннера.

Команда узнает, что Колл андроид, после чего она подключается к компьютеру корабля и направляет его на столкновение с Землей. Далее, выжившие прибираются на верхнюю палубу корабля, которая представляет собой сад длиной в милю и чтобы сэкономить время, садятся в некую колесную машину. В процессе поездки они натыкаются на огромное поле конопли – что вполне вероятно объясняет все особенности поведения ученых и солдат с Ауриги.

Растаманскую идиллию прерывают чужие, которые перемещаются по деревьям и сверху прыгают на машину. Один из них убивает Хиллард, другой серьезно ранит ногу Сэн-Джуста. Кислота убитого чужого начинает проедать внешний корпус корабля и Сэн-Джуст, который теперь не может идти, остается прикрывать товарищей, которые пытаются добежать до шлюза до того, как начнется разгерметизация.

Азиат вскидывает два пистолета и начинает укладывать монстров десятками, пока наконец кислота не проедает переборку до конца и его вместе с чужими не выкидывает в космос. Но выигранного им времени хватает, чтобы остальные герои успели спастись. Выжившие бегут к Бетти, но один их чужих хватает Рипли и тащит в Улей. Колл хочет идти за ней, но остальные убеждают ее что в этом нет смысла и она продолжает путь к Бетти.

Там  героев уже поджидает добрый доктор Врен, который хочет чтобы Колл отменила свои последние команды и отправила Ауригу к орбитальной станции. Он убивает последнего солдата, после чего на него нападает колонист Пурвис, который как и в фильме разрождается Чужим аккурат через голову доктора.

Что же касается Рипли, то в Улье она становится свидетелем того, как мутировавшая Королева чужих дает жизнь Новорожденному. В версии Уидона это четырехлапое существом, без глаз, размером примерно с Королеву с белой кожей и красными венами вдоль головы. Как и у остальных чужих, у него есть внутренняя челюсть, и кроме того клешни на голове, которые он использует для того, чтобы держать жертву и пить ее кровь.

Один из множества альтернативных дизайнов Новорожденного

Новорожденный убивает Королеву и сразу же начинает высасывать кровь из людей в коконах. Рипли высвобождается, находит винтовку и повторяет финал “Чужих” расстреливая все гнездо и всех трутней-чужих, но при этом каким-то образом не попадает в Новорожденного.

Когда у нее заканчиваются патроны, она бросает оружие и выбирается из Улья, пытаясь успеть эвакуироваться на Бетти до столкновения. Новорожденный разумеется следует за ней. Аурига входит в атмосферу и за несколько секунд до ее столкновения с Землей, экипаж Бетти открывает створки шлюза и стартует с обреченного корабля. В последний момент, Рипли и Новорожденный запрыгивают на внешний корпус Бетти.

Колл видит это, открывает боковую дверь и пытается застрелить зацепившегося за корабль монстра из гранатомета (!). Но даже прямое попадание похоже никак не действует на Новорожденного. В конце концов, Бетти совершает аварийную посадку в заснеженном лесу посреди гор. Рипли,  все это время провисевшая на корпусе Бетти, находит цепочку следов и следует по ней до обрыва. Там она снова встречает Новорожденного, который отрастил крылья (!) и взяв разгон с обрыва, собирается  лететь к находящемуся рядом городу.

На помощь Рипли приходит Колл, которая управляет так вовремя нашедшейся в грузовом отсеке Бетти летающей сельскохозяйственной машиной (в сценарии она названа харвестером). На некоторых фан-сайтах утверждаеся что харвестер это тот же транспорт, на котором герои ехали по саду с коноплей – но в этом сценарии  это однозначно другая машина.

Колл пытается изрезать Новорожденного лопастями харвестера, но в конце концов тому удается вывести машину из строя. Правда монстр сам получает ранения и больше не может летать. Тем временем Рипли подбирает гранатомет Колл после чего снова следует еще одна сцена, подозрительно похожая на второго “Терминатора” – Рипли стреляет в монстра из гранатомета, каждым выстрелом немного подталкивая его к краю обрыва, под которым лежит харвестер. Когда ей почти удается скинуть его на лопасти харвестера, у нее кончаются заряды. Тогда Рипли разгоняется и прыгает на Новорожденного, буквально сталкивая его вниз. Колл включает машину и она измельчают большую часть монстра. После этого харвестер взрывается, и то что осталось от Новорожденного, сгорает.

В финальной сцене, четверка выживших (Рипли, Колл, Джоннер, Врис) сидят в лесу у костерка, смотрят на догорающего Новорожденного и распивают уцелевшие при аварийной посадке запасы алкоголя. Команда Бетти решает не дожидаться прихода властей и скрыться – и Рипли присоединяется к ним. Колл спрашивает у Рипли, что им делать дальше и та отвечает – “Не знаю. Я и сама чужая в этом мире”…

“Чужой” это очень приятная комедия про астронавтов, возвращавшихся с Луны и пытавшихся найти кота, спрятавшегося на их корабле. Для этого они применили ряд хитрых приемов: один из них даже надел костюм гигантского жука чтобы вспугнуть любимца. После серии неприятных инцидентов (один из астронавтов простудился и умер от сильного кашля, а его коллега в костюме выпал через открытую дверь), их начальница нашла кота и взорвала планету Криптон.
Из отзыва Жан-Пьера Жене во французском журнале “Fluide Glacial”, 1980 год.
Поиск режиссера и начало съемок
Студия утвердила сценарий Джосса Уидона,  после чего приступила к поискам режиссера. С этим сразу возникли проблемы, ибо большого количества желающих снимать четвертую часть не было: и Дэнни Бойл и Питер Джексон и Дэвид Кронеберг и Брайан Сингер отказались от предложения студии, не проявив заинтересованности в проекте.

Затем кто-то выдвинул кандидатуру Жан-Пьера Жене. Сам режиссер, который только что закончил писать сценарий “Амели”, крайне удивился, когда ему позвонили представители Фабрики грез и попросили заняться постановкой “Воскрешения”. Более того, по его собственным словам, он первоначально счел это плохой идеей.Встретившись с представителями студии, Жене прямо заявил, что не умеет снимать по-голливудски – и те заверили его, что это как раз именно то, что нужно для успешного воскрешения франшизы. Жене получил разрешение снимать как он хочет и мог комплектовать съемочную группу по своему усмотрению, чем он немедленно воспользовался, взяв с собой оператора Дариуса Хонджи, специалиста по спецэффектом Питофа, а также актеров Рона Перлмана и Доминика Пиньона, со всеми из которых он работал на своей предыдущей картине “Город потерянных детей”.  Особого колорита ситуации добавляло то, что на тот момент Жене практически не знал английского языка и потому для общения с англоязычными членами группы ему приходилось использовать переводчика и язык жестов.

Параллельно Уидон получил задание переписать сценарий, сделав его менее затратным. В результате, был вырезан эпизод поездки по оранжерее, подводная сцена и все что за ней следовало стали куда менее масштабными, также было убрано большое количество более мелких экшн-сцен.  Когда начался кастинг кому-то пришла в голову мысль предложить роль доктора Врена Биллу Мюррею – но актер отказался от этого предложения. Чоу-Юнь Фат также отказался от предложенной ему роли, и в результате персонажа Сэн-Джуста пришлось полностью вырезать из сюжета, отдав часть его навыков (вроде двух спрятанных в рукавах пистолетов) Кристи.


Больше всего проблем создателям доставила подводная сцена, которую создавали три недели. За время ее съемок Рон Перлман и Вайнона Райдер чуть не утонули.

Поскольку основным “активом” фильма являлась Сигурни Уивер, то студия готова была удовлетворять абсолютно любые прихоти актрисы. Так, например, ей крайне понравился костюм, который первоначально должен была носить персонаж Ким Флауэрс, и она потребовала его себе.

 

Кроме того, Уивер наотрез использовать монтаж в сцене бросания баскетбольного мяча в корзину  из-за спины и вытребовала себе две недели на то, чтобы натренировать этот бросок.

После всех этих тренировок, она сделала бросок с первого дубля и теперь называет это лучшим моментом в cвоей жизни после рождения дочери и свадьбы. Как оказывается мало нужно высокооплачиваемым голливудским актерам для счастья…

В какой-то момент, студия захотела удалить сцену, где Рипли нежно прижималась к несущему ее Чужому – но услышав про это актриса пригрозила отказаться промоутировать фильм, и эпизод пришлось оставить.


Так, Уивер все таки получила свою “любовную сцену” с чужим

Поскольку Уивер очень не хотелось летать в Великобританию на съемки (напомню, три предыдущие серии создавались на студии Pinewood вблизи Лондона), она потребовала чтобы фильм снимали в Лос-Анджелесе. Конечно, в том году было очень тяжело найти свободный павильон, ибо почти все они были заняты такими блокбастерами как “Звездный десант”, “Затерянный мир” и “Титаник” – но на что только не пойдешь, чтобы удовлетворить запрос звезды.

Альтернативная Парижская концовка

Основной вопрос, который стал перед Уидоном и Жене – как же закончить фильм. Первоначальная концовка с заснеженным лесом в горах была сочтена студией слишком дорогостоящей. После перебора нескольких вариантов (в числе которых были родильный дом и пустыня), вероятно не без влияния режиссера был выбран финал, действие которого разворачивалось на гигантской свалке, в которую превратился Париж.

Итак, Рипли, Коул, Вриссу, Джоннеру и Дистефано удается убраться с Ауриги и посадить Бетти на том месте, где когда-то находился Париж.

К месту посадки Бетти подтягивается местное население, которое крайне враждебно встречает непрошенных гостей и кажется уже готово пустить в ход оружие. Тут появляется Новорожденный, который все это время прятался на борту Бетти, и хватает Дистефано. Рипли пытается застрелить монстра, но он использует Дистефано как живой шит.


Еще одна подозрительно знакомая ситуация? Правильно, аналогичный момент был в сценарии “Чужого” Дэна О`Бэннона.  Уидон судя по всему перечитал все предыдущие сценарии саги – как реализованные, так и нет.

Затем Новорожденный хватает Коул и начинает пить ее кровь, которая естественно не приходится ему по вкусу. Он отбрасывает андроида и идет охотиться за Рипли. Пока Новорожденный ищет Рипли,  Коул замечает подъемный кран с супермагнитом и понимает что она сможет притянуть им отпившего ее синтетической крови монстра.

Она подключается к машине, и используют магнит, чтобы схватить Новорожденного, и затем бросить его в работающий мусороизмельчитель.  Для верности, Рипли пробивает уцелевшую голову  Новорожденного ломом.

После этого повторяется финальная сцена из предыдущего сценария: команда Бетти собирается у костерка разбитого на свалке и решает скрыться (Врисс предлагает предлагает отправиться на восток, к “Soviets”) а Рипли произносит “Я и сама чужая в этом мире”.

Однако в конечном счете даже такой вариант не устроил студию. Все упиралось в бюджет – на фильм выделили 75 миллионов долларов, 11 из которых уже получила Уивер в качестве гонорара. Кроме того, съемки в США обходились куда дороже, чем съемки в Англли – конечно, съемочная группа теперь работала в комфортной обстановке, а Уивер имела возможность параллельно участвовать в постановке пьесы на Бродвее – но из-за этого бюджета не хватало на очень многие сцены.

В результате, Жене старался давать как можно больше крупных планов и отказался от ряда сцен которые хотел снять: где Новорожденный бежит в полный рост и где Рипли кусал комар, после чего ее кислотная кровь разъедала его изнутри. Но и этого было недостаточно.

В итоге, Жене решил использовать для финала концепцию гибели генерала Переза, которого изначально должно было высосать в космос через маленькую дырочку в стекле – режиссер счел, что такой шикарной смерти достоин не какой-то второплановый персонаж, а Новорожденный.

Все что в итоге осталось от Парижского финала – скетчи техники и финальные кадры расширенной версии.

Несколько альтернативных дизайнов

Возможные дизайны Ауриги:

Съемочная группа рассматривала много разных вариантов внешности Новорожденного – в некоторых он был больше похож на человека, в некоторых меньше.


Один из альтернативных дизайнов Новорожденного.

Рассматривалась идея придать Новорожденному черты лица Рипли  – но от этого позже отказались.

В еще одном дизайне у Новорожденного имелись гениталии.

В сценарии, в сцене, когда Новорожденный подходил к Рипли и облизывал ее, нам давали их крупный план, что недвусмысленно намекало на то, с какой целью он так усиленно за ней гонялся. Но в конце концов Жене решил что даже для французского режиссера это слишком, и гениталии замазали на комьпютере.

После фильма

“Чужой: Воскрешение” вышел в американский прокат в ноябре 1997 года и провалился там, собрав еще меньше чем “Чужой 3”, при большем бюджете. Мировой прокат в очередной раз финансово спас франшизу, позволив студии отбить затраты.

Плохое знание английского сослужило Жене добрую службу – ибо когда ему задавали вопросы по поводу того, что он думает насчет не самой лучшей прессы его фильма, Жене переводил все в шутку, заявляя что из-за незнания языка не может читать англоязычную критику, а вот во Франции отзывы о фильме были вполне хорошими:  во многом из-за национальной гордости по поводу того, что французский режиссер получил такой крупный проект.

В очередной раз оказался обижен Ганс Руди Гигер – пускай он и не принимал никакого участия в создании фильма, но создатели все равно забыли указать его в титрах как автора дизайна Чужого, оставив это звание за Алеком Гиллесом и Томом Вудроффом. Ошибку исправили позже, когда фильм вышел на DVD. Кстати, сам фильм Гигеру понравился.

Но более всех недоволен был Джосс Уидон – после выхода фильма он не уставал раздавать интервью, в которых обвинял киношников в том, что они сняли все неправильно, что сценарий “Воскрешения” низшая точка его карьеры и т.п. Самое забавное в этой ситуации то, что сценарий Уидона никто не менял – все изменения были вызваны бюджетными, но не художественными соображениями.

В фильме, созданные Уидоном персонажи произносят придуманные Уидоном диалоги и проходят через придуманные Уидоном ситуации. Но тем не менее, впоследствии Уидон утверждал что на роли были взяты неправильные актеры, которые неправильно произносили свои реплики, дизайнеры сделали неправильные интерьеры корабля, композитор придумал неправильный саундтрек, а в целом Жене сделал из его ироничного сценария дуболомно-прямолинейный фильм.

В недавнем интервью журналу Total Film он в очередной раз высказал свое разочарование фильмом: “Подбор актеров должен соответствовать истории. Это и есть история. Я придумал двух персонажей “Воскрешения”, и суть была в том, что изначально было совершенно неясно, какие изменения с ними произойдут. Один из них должен был сойти с ума. И кого они берут на эту роль? Брэда Дурифа. И никакого сюжетного поворота уже нет. Брэд первоклассный актер, но ведь он буквально сросся с образами безумцев. Затем они пригласили Дж. Э. Фримена на роль негодяя, а его герой тоже должен был быть темной лошадкой. Опять же, никакого сюрприза. И это только пара примеров, а их там тысячи… всегда будет существовать паршивый фильм о “Чужом”. Паршивый фильм с моим именем на нем “.

От себя добавлю, что Жене конечно снял фильм в откровенно гротескном стиле, но честно говоря мне достаточно сложно понять какой именно темной лошадкой мог быть персонажа Врена, если в сценария Уидона нам четко показывали как он проводил эксперименты с Чужими, их последствия, а потом была сцена где он угрожал экипажу Бетти расстрелом даже не пытаясь разобраться в ситуации. А касательно ироничности сценария –  ну так и Жене по его словам по сути тоже снимал своеобразную черную комедию. Проблема в том, что понятия Уидона и Жене насчет иронии кажется оказались диаметрально противоположными. А многие зрители судя по всему не оценили юмора ни того, ни другого . Да и тут честно говоря уместен вопрос – а откуда вообще взялось такое стремление добавить Чужому несерьезности? Создатели сразу поняли что у них не получится никого напугать и  решили взамен повеселить публику в меру своего чувства юмора?

Наибольшая ирония во всей этой ситуации заключается пожалуй в том, что “Чужой 3”, который выходил как финал саги про Чужих так им и не стал. А вот “Чужой: Воскрешение”, которым студия как раз пыталась придать франшизе свежее дыхание, чтобы потом запустить в производство новые сиквелы – стал. Падающие сборы и интерес зрителей говорили сами за себя. С тех пор конечно ходило немало слухов насчет того, что пятая часть все же будет запущена в производство, и в одно время Джеймс Кэмерон даже взялся за написание сценария “Чужого 5” – но в конечном счете из этого ничего не вышла потому что студия  решила что лучше будет развивать франшизу в части кросс-оверов и приквелов.

Что же касается Уидона, то неправильно снятое “Воскрешение” так его задело, что он решил вернуться к идее космических пиратов – но в этот раз сделать все так, как ему хотелось бы. Так на свет родилась концепция, которая пятью годами позже превратилась в сериал “Светлячок”. Впрочем, это уже совсем другая история…

Оставить комментарий

Yes No