Как создавался сюжет и сценарий Чужого

38 лет назад на экраны вышел художественный фильм “Чужой”, ставший настоящей вехой в истории кинофантастики. Львиная доля успеха ленты это дело рук двух людей – швейцарского художника Ганса Руди Гигера, сумевшего создать крайне пугающий и предельно реалистичный образ пришельца и британского визионера Ридли Скотта,  воплотившего на экране пугающие фантазии Гигера и с помощью своей филигранной режиссуры на два часа погрузившего зрителя в атмосферу ужаса и безысходности.

Но стоит помнить, что в основе любого фильма всегда лежит сценарий. И сегодня речь пойдет именно о том, как создавался сюжет “Чужого”, какие метаморфозы претерпевал сценарий в процессе пре-продакшна и каким было изначальное видение Дэна О`Бэннона – человека, заложившего фундамент, на котором был выстроен один из самых известных фантастических фильмов всех времен.

Зарождение идеи

Все началось в начале 70-х годов, когда Дэн О`Бэннон перебрался в Калифорнию и поступил в местную киношколу, где и познакомился с Джоном Карпентером. В качестве дипломного проекта, парни решили снять черную комедию известную как “Темная звезда”. Карпентер режиссировал фильм, О`Бэннон помогал писать сценарий, занимался монтажом,  делал спецэффекты и вдобавок сыграл одну из ролей. За дизайн интерьеров космического корабля отвечал Рон Кобб – человек, который затем тоже сыграет свою роль в создании Чужого.  Как позже шутил О`Бэннон, в итоге то что должно было стать лучшей в мире студенческой работой стало худшим в мире профессиональным фильмом.


О`Бэннон и Карпентер на съемках “Темной звезды”

Так или иначе, но эта лента дала толчок карьерам О`Бэннона и Карпентера. Через некоторое время начинающий автор Рональд Шусетт обратился к О`Бэннону с предложением о сотрудничестве. Шусетт хотел попробовать свои силы в кинематографе и  купил права на адаптацию рассказа Филлипа К. Дика “Из глубин памяти”. Теперь он искал соратника, который помог бы ему написать на его основе сценарий для полнометражной экранизации.

О`Бэннон и Шусетт

Они быстро нашли общий язык. О`Бэннон начал работать над адаптацией рассказа Дика,  которая спустя много лет превратилась в “Вспомнить все”, и в то же время поделился с Шусеттом своей давней идеей о фильме про астронавтов, севших на неизведанную планету и столкнувшихся там с враждебной формой жизни. О`Бэннон хорошо представлял себе первый акт фильма, но не знал в каком направлении двигать сюжет дальше. Шусетт предложил скрестить эту идею с другим сюжетом О`Бэннона под названием “Гремлины”. Эта история повествовала о том, как на борт бомбардировщика В-29 отбомбившегося по Токио проникали гремлины, которые убивали хвостового стрелка и затем продвигались к носу самолета, в то время как оставшиеся в живых члены экипажа пытались любыми способами сдержать монстров и довести бомбардировщик до базы.

О`Бэннон решил воспользоваться этим советом и начал более детально прорабатывать сюжет. Но вскоре ему позвонил режиссер Алехандро Ходоровский. “Темная звезда” произвела на него впечатление, и он пригласил О`Бэннона заниматься спецэффектами и дорабатывать сценарий к своей экранизации “Дюны”.

О`Бэннон принял предложение и отправился в Париж, где и провел следующие 6 месяцев. Там он познакомился с такими художниками как Крис ФоссЖан Жиро и в том числе Гансом Руди Гигером, чьи работы произвели на него весьма сильное впечатление.


О`Бэннон и Гигер

Затем случилось непредвиденное – экранизация “Дюны” коллапсировала, и О`Бэннону пришлось вернуться в Штаты без гроша в кармане. У него не было машины, ему нечем было платить за жилье, он впал в тяжелую депрессию и вдобавок переживал мучительные боли в животе. Чтобы не ночевать на улице ему пришлось попросить Рональда Шусетта на время приютить его. Шусетт сам жил в далеко не самых роскошных апартаменах и потому он смог предоставить в распоряжение О`Бэннона только диван.

О`Бэннон как мог перебивался случайными заработками (вроде небольшой подработки над спецэффектами “Звездных войн”), но долго так продолжаться не могло. Единственным выходом из этой тяжелой ситуации для О`Бэннона было в кратчайшие сроки написать и продать сценарий. В итоге, выбор пал на историю с неизведанной планетой и пришельцем, потому как он казался намного более простым и бюджетным проектом, нежели “Вспомнить все”.

Создание сюжета

О`Бэннон приступил к работе над сценарием и быстро столкнулся с проблемой – как поместить пришельца на борт космического корабля? Он перебрал кучу вариантов, пока О`Шуссет не предложил идею буквального изнасилования паразитом человека. О`Бэннон мгновенно принял этот вариант и развил его дальше – паразит должен был ввести внутрь организма зародыш, который бы затем вырастал и вырывался изнутри живого человека. Чтобы сделать сцену имплантации как можно более неприятной, О`Бэннон намеренно задумал сделать жертвой этого “изнасилования” мужчину в противовес обычной практике хорроров, когда на радость мужской аудитории истязаниям на экране подвергались женщины.

Стоит отметить, что у этой идеи были еще как минимум две серьезные предпосылки. Во-первых, будучи в Париже О`Бэннону на глаза как-то попался комикс где он нашел изображение астронавта из груди которого вырывался какой-то паразит. Во-вторых, влияние оказали его собственные проблемы со здоровьем – боли в животе не прекращались и некоторое время спустя у О`Бэннона была диагностирована болезнь Крона.


Тот самый комикс

Следующей сценарной проблемой ставшей перед О`Бэнноном стал простой вопрос – почему герои просто не пристрелили Чужого? Он описывал ход своих мыслей следующим образом: “Поколения сценаристов до меня уже выработали универсальный ответ на этот вопрос под названием “пули его не берут”, что конечно же полная ерунда. Патрон 458 калибра свалит  Ти-Рекса, в самом крайнем случае всегда можно использовать артиллерию. Для Чужого, особенно в новорожденном состоянии вполне хватило бы и винтовки для охоты на белок. А у героев было оружие – об этом упоминалось, и хоть я не конкретизировал его тип (лично я представлял нечто вроде лазерных пистолетов), его вполне хватило бы, чтобы уравнять шансы. Каким бы смертоносным не было придуманное мной существо, как и любое другое животное оно было вполне уязвимо для пуль. Но, разумеется, я не мог позволить этому случиться. Поэтому я cпросил Рона Кобба, который тогда занимался созданием дизайнов для фильма что он думает по этому поводу. После нескольких секунд раздумий, он ответил – “А что если у Чужого вместо крови кислота, которая разъест корпус корабля?”.

Так проблема была решена – у героев хоть и было оружие (упоминание о нем осталось в фильме и актеры кстати позировали с некими футуристическими девайсами), но они просто не могли его использовать, чтобы не уничтожить корабль.


Кейн с лазерным пистолетом – кадр из режиссерской версии

Где-то в это же время О`Бэннон наконец придумал использовать слово “Alien” в качестве названия для своего сценарий (до этого он рассматривал такие варианты как “Звездный зверь” и  “Что-то на нашем звездолете”).

Последней проблемой стало то, что О`Бэннон не знал как стоит закончить сценарий. Затем он вспомнил про роман Майкла Крайтона “Штамм Андромеда”, где в финале герой должен был остановить систему самоуничтожения подземной лаборатории. О`Бэннон изначально считал это немного жульническим ходом, так как по его мнению автор не зная как завершить историю  придумал финал с ядерной бомбой чтобы отвлечь внимание читателей от этого момента. Но чем больше О`Бэннон об этом думал, тем больше понимал, что то, что прошло у Крайтона, пройдет и у него.

Также стоит отметить, что в процессе написания сценария О`Бэннон решил обойтись без детальной проработки персонажей и их характеров, сочтя что будущие продюсеры в любом случае будут переписывать скрипт – и если оставить проработку персонажей на их усмотрение, то тогда сам сюжет останется неизменным. Кроме того, О`Бэннон решил не перегружать сценарий экспозицией и не рассказывать предысторию персонажей, ограничившись лишь парой намеков в диалогах. В его представлении, герои “Чужого” были кем-то вроде золотоискателей будущего. Они купили подержанный космический корабль, отправились к неизведанным планетам, добыли кучу ценных минералов и теперь возвращаются на Землю планируя продать груз и стать миллионерами.

Итак, каким же был сюжет начального сценария Чужого?

Сценарий О`Бэннона

2087 год. Люди уже побывали в ряде миров и основали несколько колоний, но так до сих пор и не нашли других форм жизни. Космический корабль Снарк с экипажем из 6 человек возвращается на Землю, когда возле звездной системы Дзета Сетки его компьютер перехватывает инопланетный сигнал, после чего будит находящуюся в анабиозе команду.


Звездная карта. Рисунок из сценария О`Бэннона.

Наши главные герои:

    • Мартин Роби – исполнительный офицер (в фильме персонаж трансформировался в Рипли)
    • Чэз Стэндарт – капитан (Даллас)
    • Делл Броcсард – навигатор (Кейн)
    • Сэнди Мелконис – коммуникатор (Ламберт)
    • Клив Хантер – инженер-горнодобытчик (Паркер)
    • Джей Фауст – техник (Бретт)

В сценарии была приписка что все персонажи унисекс, и их могут играть как мужчины так и женщины. Правда по словам самого О`Бэннона он не предполагал, что в итоге главного героя будет играть женщина.

Проанализировав сигнал, команда устанавливает что он исходит с небольшого планетоида, диаметром 120 километров. Снарк садится на поверхность скалы (по сценарию, корабль мог менять свою конфигурацию чтобы осуществлять полеты в атмосфере), затем экипаж отправляются в поисках источника сигнала.


Посадка на планетоид. Концепты Рона Кобба.

Им оказывается заброшенный много десятилетий назад инопланетный корабль грибообразной формы, изъеденный изнутри кислотой. Внутри корабля земляне находят скелет огромного пришельца  (чей череп они заберут с собой), нацарапанный на приборной панели знак в виде треугольника, пустую кожаную “урну” и автоматический механизм, являющийся источником сигнала.


Мертвый пришелец в представлении Рона Кобба (концепт сделан еще до прихода Гигера в проект)

Астронавты возвращаются на Снарк, чтобы обсудить увиденное. В этот момент пылевая буря на поверхности планетоида ненадолго стихает и экипаж замечает вдали небольшую каменную пирамиду.


Рисунок пирамиды из сценария

Решив, что нацарапанный пришельцем треугольник означает что этот объект имел для него какую-то особую важность, Стэндарт, Мелконис и Броссард отправляются к нему на разведку.


Концепт Рона Кобба

В это время, Роби наконец расшифровывает сигнал, который оказывается предупреждением. Но к этому моменту буря вспыхивает с новой силой, делая невозможной всякую радиосвязь. Дойдя до пирамиды, герои взбираются на нее и обнаруживают сверху отверстие. Любопытный Бросcард спускается вниз (под пирамидой находится нечто вроде пещеры), обнаруживает что атмосфера внутри сооружения богата кислородом и снимает маску, чтобы получше все разглядеть.


Внутреннее устройство пирамиды в представлении Рона Кобба

Пещера оказывается неким древним религиозным сооружением, построенным примитивной местной цивилизацией, которая судя по всему давно исчезла. Внутри расположены статуи осьминогоподобных созданий, а на размещенных на стенах фресках нарисованы пиктограммы а также состоящий из 4-х стадий жизненный цикл некоего существа. Но Броссард не успевает как слелует рассмотреть их, ибо его внимание привлекает постамент, на котором выставлены кожаные урны, аналогичные той, что была найдена в корабле пришельцев. Бросcард подходит поближе – и думаю все знают что будут дальше.


Атака паразита. Рисунок из сценария О`Бэннона.

Броссарда возвращают на корабль. Роби отказывается его впускать, но капитан отдает приказ и ему приходится подчиниться (после этого между ними возникнет небольшая потасовка). Паразита пытаются срезать и выясняется что у него кислотная кровь. Через некоторое время он спадает сам – но исследовать его тело не удается, потому как мертвое существо стремительно разлагается и его приходится выкинуть за борт, пока кислота не разъела весь корпус.

После этого Снарк наконец стартует с поверхности планеты, Броссард приходит в себя, и перед тем как лечь в криосон, экипаж решает поесть. Думаю, все знают что будет дальше…

Поскольку никто не собирается ложиться спать пока по кораблю бегает инопланетное создание, команда решает изловить и выкинуть за борт пришельца (разумеется, они не могут его застрелить, ибо тогда труп точно так же как и паразит распадется и прожжет насквозь весь корпус). Ситуация осложняется тем, что ресурсы корабля ограничены (предполагалось, что почти все время полета экипаж проведет в анабиозе) и кислорода хватит всего на неделю.

В итоге, команда разбивает на две группы – пока отряд Роби пытается выловить кота чтобы тот не мешал поискам, капитан Стэндарт обнаруживает пришельца, который подрос и теперь похож  на червя с ногами и щупальцами, в пищевом отсеке и закрывает его там. После этого команда начинает закачивать внутрь ядовитый газ, но монстр, который успел съесть почти все запасы пищи взламывает решетку и прячется в вентиляции. Поскольку оттуда есть всего один выход, капитан предлагает новый план – пока один “счастливчик” (жребий вытягивает Хантер) ползет по вентиляции и с помощью огнемета гонит пришельца, другие ждут у выхода с сетью.


Таким был Чужой в первоначальном представлении Дэна О`Бэннона

План срабатывает: Хантер удается выгнать Чужого прямо к  другому выходу. Услышав шум и скрежет, остальные члены экипажа  открывают створки… и видят огромного, покрытого чешуей и шупальцами монстра размером с человека. Чужой хватает Мелкониса, отрывает ему голову, швыряет ею в членов экипажа после чего уносит обезглавленное и еще продолжающее биться в конвульсиях тело с собой.


Атака Чужого. Концепт Рона Кобба

Пока шокированные астронавты еще раз изучают фотографии иероглифов сделанные в пещере, чтобы понять чего еще ждать от монстра, Фауст отправляется на склад, чтобы заправить огнемет и неожиданно видит Чужого, который сидит в воздушном шлете и доедает ногу Мелкониса. Фауст рассказывает об увиденном Стэндарту, и тот решает открыть воздушный шлюз. Но Чужой проявляет мгновенную реакцию и выпрыгивает из отсека, при этом сбивая с ног Фауста, который падает аккурат на порог воздушного шлюза, в результате чего его расплющивает дверью. Из-за того, что дверь не закрылась до конца, начинается разгерметизация.

Оставшиеся члены экипажа с трудом изолируют отсек. Ситуация становится еще хуже – в живых остается всего трое человек, а воздуха у них всего на 6 часов. Роби предлагает взорвать корабль и спастись на шлюпке, но остальные не соглашаются – ведь на шлюпке всего одна криокамера и нет сверхсветовых двигателей – и потому полет до Земли займет несколько сотен лет.

Вместо этого капитан предлагает загрузить шлюпку взрывчаткой, загнать туда Чужого, используя кого-то в качестве приманки и затем взорвать ее. Роби вытягивает жребий и теперь должен находиться на шлюпке, проследить что Чужой попал внутрь, после чего успеть выскочить из нее до того, как закроются створки шлюза.

Пока команда собирает взрывчатку, она внезапно слышит громкий стук откуда-то сверху. Оказывается это тело Броссарда, которое было притянуто гравитацией звездолета, запуталось в наружном оборудовании и теперь бьется о наблюдательный купол корабля.

Наконец все готово и Стэндарт и Хантер идут за Чужим. Но монстр перехитрил их. Он нападает на астронавтов из укрытия, хватает Хантера и удерживая его перед собой в качестве щита, начинает поедать. Не в силах выдержать это зрелище, Стэндарт стреляет из огнемета и убивает Хантера.

Мы переходим к Роби, который услышав крики по радио покидает шлюпку и бежит на помощь. Через некоторое время он находит логово Чужого с запеленованным в кокон Стэндартом. Рядом покоится кокон с останками Мелкониса, который уже практически превратился в “урну” (или как сказано в сценарии в “спору”), из которой скоро вылупится новый паразит. Стэндарт умоляет убить его и Роби жмет на спуск.

Затем, Роби забирает кота, череп пришельца и 10 килограмм какого-то крайне ценного минерала (ведь он не хочет возвращаться на Землю совсем нищим) и отключает систему охлаждения двигателей, что неминуемо приведет к уничтожению звездолета. Он бежит к спасательной шлюпке и… обнаруживает, что там его поджидает Чужой. Роби запирает пришельца, затем снова возвращается в двигательный отсек и пробует включить систему охлаждения. Но слишком поздно, ядро реактора уже начало плавиться и до взрыва осталось менее трех минут. Роби опять возвращается к шлюпке и обнаруживает, что ее двери открыты. Чужого вроде не видно, а времени на детальный осмотр уже нет. Роби улетает на шлюпке после чего наблюдает за тем, как термоядерный взрыв поглощает Снарк.  Думаю, все знают что будет дальше.

Да, оказывается что Чужой уже проник внутрь. Надев скафандр и произнеся “Тry a little of this, you fucking bastard” (попади данная фраза в фильм, думаю она имела бы все шансы стать коронной репликой сериала) Стэндарт пробивает Чужого гарпуном и одновременно открывает шлюз. Потоком воздуха Чужого высасывает наружу, но при этом он умудряется зацепиться за ногу Роби. Герой дотягивается до панели управления и закрывает шлюз, зажимая одно из щупалец Чужого, после чего включает двигатели, которые наконец сжигают монстра.


Финальная сцена. Рисунок из сценария О`Бэннона

В последней сцене Роби надиктовывает сообщение, в котором сообщает, что примерно через 250 лет шлюпка достигнет границы обитаемого пространства, и если ему немного повезет, то сигнал с его корабля засекут. Он смотрит на череп пришельца и затем вместе с котом ложится в криокапсулу.  В последнем кадре мы видим дрейфующую посредине безбрежного океана звезд шлюпку, к днищу которой прикреплен стручок споры…

5 августа 1976 года О`Бэннон и Шусетт зарегистрировали свой сценарий в Гильдии сценаристов, после чего начали поиск покупателей. Вряд-ли на тот момент кто-то из них мог предположить какая судьба уготована их детищу.

Поиск покупателей

Итак, в августе 1976 года Дэн О`Бэннон и Рональд Шусетт приступили к поиску покупателей для своего сценария. Они предлагали его разным студиям, продвигая свою работу как “Челюсти в космосе”, но никто из мэйджоров не был на тот момент заинтересован в такой ленте. Наконец, после ряда переговоров, молодых авторов ждал успех – студия  “короля фильмов категории Б” Роджера Кормана заинтересовалась сценарием и выразила готовность не только купить его но и выделить 750 000 долларов на постановку ленты. О`Бэннон планировал лично заняться режиссурой а Шусетт должен был спродюсировать картину.

Парни были весьма довольны своим результатом и собирались заключить сделку. Не возьми они тогда пару дней на раздумья, “Чужой” в итоге был бы снят по выражению самого О`Бэннона “за пару недель на складе” и вряд ли сейчас кто-нибудь вспомнил бы этот фильм.


В 1981 году Корман кстати спродюсировал малобюджетный рип-офф Чужого под названием “Галактика ужаса“. Что интересно, над созданием спецэффектов для этой ленты трудился никто иной как Джеймс Кэмерон.

Но все изменила случайная встреча сценаристов с школьным приятеля Рональда Шусетта, независимым режиссером по имени Марк Хаггард. Узнав про сценарий, он попросил его для ознакомления и буквально вечером того же дня перезвонил Шусетту и попросил не подписывать сделку с Корманом, потому как он сможет найти для него лучшее предложение.

Хаггард был знаком с Уолтером Хиллом и дал ему сценарий. Хилл показал сценарий своим деловым партнерам Дэвиду Гайлеру и Гордону Кэрроллу, вместе с которыми он недавно основал компанию “Брэндивайн”. После раздумий, они решили что игра стоит свеч и обратились за поддержкой к президенту студии “20 Век Фокс” Алану Лэдду Мл. , с которым у них были достаточно хорошие отношения. Заручившись согласием Лэдда, Хилл и  Гайлер заключили сделку с О`Бэнноном.

Но О`Бэннон с Шусеттом недолго праздновали успех. Практически с самого начала отношения между ними и Гайлером с Хиллом не сложились. Во многом сказывалось то, что с одной стороны у продюсеров не было абсолютно никакого опыта работы с фантастикой, а с другой стороны сам О`Бэннон был достаточно сложным человеком, не склонным идти на компромиссы и уступать. Возможно, свою роль сыграло и то, что студия нанесла удар по честолюбия О`Бэннона, указав что предпочла бы видеть в кресле режиссера Уолтера Хилла – человека, который по его собственным словам терпеть не мог фантастику.

Практически сразу же начались переписывания сценария. Первой жертвой стали имена персонажей, которые по словам О`Бэннона, Хилл буквально возненавидел. Затем Гайлер с Хиллом начали избавлять от некоторых других фантастических элементов – например инопланетного космического корабля, описания планеты на которую садились астронавты, а также упоминания звезды Дзеты Сетки (вместо этого, действие происходило в некой “Пятой галактике”).

С другой стороны, было бы неправильно говорить что продюсеры не привносили ничего полезного в проект. Так, они придумали крайне важный подсюжет, сыгравший огромную роль в дальнейшей судьбе франшизы: Гайлер с Хиллом ввели в действие седьмого пассажира, андроида Эша, который работал на неназванную Компанию.

Так в фильме появился социальный подтекст, по сути определивший в каком направлении будут развиваться сиквелы. О`Бэннон кстати так и не смог заставить себя признать это дополнение, считая что оно не привносило ничего полезного в сюжет и разрушало выстраиваемую им атмосферу саспенса – хотя в своем мнении он остался в гордом одиночестве – даже Рональд Шусетт оценил этот вклад Гайлера и Хилла.

Сценарий Хилла и Гайлера

Итак, чем, помимо привычных имен и наличия Эша, переписанный Гайлером и Хиллом сценарий отличался от начальной работы О`Бэннона?

Экипаж космического корабля Ностромо, который перевозит метан, получается сигнал SOS и садится на некой неизвестной планете в “пятой галактике”. На ее поверхности, астронавты обнаруживают заброшенный земной звездолет, испещренный изнутри выстрелами от лазеров. В кресле управления находится скелет человека, которого герои быстро нарекают космическим жокеем. Останки других 6 членов экипажа найти не удается.  Когда стихает пылевая буря, астронавты замечают неподалеку 100 метровый  цилиндр красного цвета, который как выясняется построен людьми.


Черный звездолет и цилиндр. Концепт Рона Кобба.

Астронавты взбираются на верхушку цилиндра, после чего Кейн спускается через проем вниз сооружения, находит там яйца, и вскоре на него прыгает лицехват….


Концепт Криса Фосса.

Чужой в этой версии имеет некоторые отличия от О`Бэноновского видения. Во-первых, раны на его теле мгновенно регенерируют. Во-вторых, ему не страшен огонь – в сценарии есть сцена, где Даллас в упор стреляет в него из огнемета, но тот не обращает никакого внимания на пламя и хватает капитана.


Этот концепт является частью так называемых Ридлиграмм – рисунков Ридли Скотта, который стремился продемонстрировать продюсерам свое видение будущего фильма.

В-третьих, в этом сценарии у Чужого есть название – Эш нарекает его термином “Encephalopod”. В четвертых, сцена где Чужой проникает в пищевое хранилище теперь происходит после того, как он убивает Бретта – и потому становится совершенно непонятно за счет чего пришелец так быстро вырос. Кстати, в отличии от фильма Чужой нападает на Бретта когда он находится в составе группы, а не идет в одиночку искать кота. Из остальных заметных отличий второго акта:

*Между Рипли и Далласом была сцена секса.

*Cцена с разгерметизацией все еще присутствует, но теперь Чужого спасает Эш, включая сирену, что позволяет тому вовремя выпрыгнуть из шлюза.


Еще немного Ридлиграмм.

*Даллас подозревает Эша в том, что он саботирует их попытки избавиться от Чужого.

*После уничтожения Эша, Рипли больше не пробует включить его.

*Рипли выясняет, что неизвестная планета была испытательным полигоном людей, а Чужой – опытный экземпляр наступательного биологического оружия. К большому сожалению, Хилл не приводит больше никаких объяснений насчет того, откуда взялись яйца (были ли они найдены, или же Чужих создали генетики), куда делся весь персонал с полигона, почему их разводили в цилиндре, и зачем Чужого вообще пытались доставить на Землю таким способом.

Еще одна Ридлиграмма – труп Кейна бьется о наблюдательный купол.

Что касается третьего акта, то он практически дословно повторял сценарий О`Бэннона, просто с переименованными персонажами. В наличии был труп Кейна бьющийся о наблюдательный купол, использование Чужим Паркера в качестве живого щита от огнемета, финал на спасательной шлюпке и 250 лет полета до Земли. Единственное отличие – отсутствие финального кадра с прикрепленным к спасательной шлюпке яйцом Чужого


Концепт Жана Жиро.

Отдельно хочу рассказать про характерный стиль Хилла. Он не разбрасывается словами и описаниями и начинает каждое предложение (даже если оно состоит из одного слова) с новой строки. В результате блоки описания действия в его сценарии выглядят таким вот странным образом:

ИНТEРЬЕР. КОРРИДОР.

Позже.
Мертвый Кейн все еще сидит в кресле.
Кроме него в комнате никого нет.
Заходит Ламберт.
Затем Паркер и Бретт
Затем Рипли
И наконец Даллас

Когда Дэн О`Бэннон прочитал этот сценарий (что в общем-то произошло случайно, поскольку продюсеры держали его в тайне), вспыхнул серьезный конфликт. Дело в том на титульной странице в качестве авторов стояли имена Хилла и Гайлера. С тех пор, каждая из сторон придерживалась своей версии – Хилл с Гайлером позже утверждали, что с самого начала они посчитали сценарий О`Бэннона “ужасным”, и купили его лишь из-за сцены рождения Чужого, после чего полностью переписали работу – и следовательно основной вклад в создание Чужого принадлежит им. Версия О`Бэннона заключалась том, что продюсеры изначально задумали лишить его прав на свое творение, пытаясь с помощью пары хитрых приемов (вроде замены имен персонажей) выдать переписанный материал за свою оригинальную работу. Спор затянулся и формальную точку в этой истории поставил лишь арбитраж Гильдии сценаристов – но об этом чуть позже.

Запуск фильма в производство. Приход в проект Ридли Скотта

Пока происходили эти конфликты, в мире кинематографа произошли огромные потрясения – в прокат вышли “Звездные войны”. Совершенно внезапно для Голливуда космическая тематика вновь стала считаться крайне выгодным вложением средств. Поскольку, благодаря “умелому” менеджменту и попыткам сэкономить, студия 20 Век Фокс умудрилась оставить за Джорджем Лукасом все права на “звездную” франшизу, то теперь руководство студии отчаянно искало хоть какой-то проект космической тематики. Единственным сценарием к “космосом” готовым к запуску в производство был именно  “Чужой”.

После этого события стали развиваться крайне быстро. Под картину был выделен бюджет в 4.2 миллиона долларов – но поскольку к тому моменту Уолтер Хилл внял голосу разума и понял, что не потянет фантастику, кресло режиссера стало вакантным. После просмотра ряда кандидатур (кто-то просто отказывался от предложения заняться фильмом, кто-то планировал снять его как обычный ужастик категории Б – а несмотря на все конфликты создатели были едины в мнении о том, что фильм надо снимать как первоклассную картину) пост режиссера в итоге получил Ридли Скотт, который  к тому моменту снял свыше 2 500 рекламных роликов и только-только дебютировал в кинематографе с лентой “Дуэлянты”.


Ридли Скотт на съемках Чужого.

Скотт вскоре представил свои Ридлиграммы, которые так впечатлили студию, что она не задумываясь увеличила бюджет в 2 раза. Когда встал вопрос об облике Чужого, О`Бэннон показал Скотту поразивший его сборник работ Г.Р. Гигера под названием Necronomicon.

Рисунки поразили режиссера и он незамедлительно нанял швейцарского художника для создания облика пришельца. Но в итоге Гигер перевыполнил изначальный план, и занимался также дизайном инопланетного космического корабля, лицехвата и яиц.


Кстати, кожа Чужого изначальна должна была быть прозрачна: предполагалось что зрители смогут увидеть его скелет и кровеносную систему. Но создание такого костюма оказалось крайне сложной задачей и в конце концов от идеи пришлось отказаться.

Кроме того, О`Бэннон, который изначально весьма хорошо сработался с Скоттом (правда во время самих съемок он умудрился с ним разругаться), сумел показать ему свой сценарий и в конце концов смог убедить режиссера вернуться к идее инопланетного космического корабля. Тогда же к проекту присоединились хорошо знакомые О`Бэннону  со времена работы над “Дюной” художники Крис Фосс и Жан Жиро.


О`Бэннон и Крис Фосс.Эволюция дизайнов инопланетного корабля

Дизайн Рона Кобба.

Дизайн Криса Фосса (два альтернативных варианта).
Дизайн  Жана Жиро.
И наконец, дизайн Гигера.Эволюция дизайнов Ностромо
В начальном сценарии О`Бэннона корабль назывался Снарк. Дизайн Рона Кобба.

Еще один дизайн Кобба предполагал, что корабль будет вращаться, создавая на борту искуственную гравитацию

Дизайн Ронна Кобба и Криса Фосса
В какой-то момент корабль планировалось назвать Левиафан.

Ни один из этих дизайнов до конца не устраивал Ридли Скотта. В отчаянии, специалист по спецэффектам Брайан Джонсон собрал все работы и на их основе сделал вот такой вот рисунок.

Ридли Скотт лично перекрасил модель в серый цвет и добавил туда несколько деталей. Так на свет появился известный всем Ностромо.
Съемочный сценарий

После основательных доработок и сведения вместе всех идей, летом 1978 года был представлен новый сценарий,  который и лег в основу картину. Основные его отличия от итогового фильма:

*На корабле пришельцев все еще не было никаких мертвых инопланетян – только пустое яйцо чужого и автоматический механизм который все эти годы передавал сигнал (кстати, Даллас отключал механизм). К счастью, Ридли Скотт сумел настоять на создании декорации Космического жокея, которая стала одной из визитных карточек фильма.


Космический жокей в представлении Жана Жиро.
И каноничная версия Гигера.

*По пути к кораблю астронавты останавливась под скалой странной формы чтобы переждать бурю. Когда они уходили, мы (глазами Эша) видели что это 5 метровый окаменевший пришелец.
*В сценарии все еще был секс между Рипли и Далласом. Саму сцену так и не сняли, но Сигурни Уивер участвовала в ее экранном тесте с актером Рэем Хассетом.

*Расширенный монолог Эша, который был восхищен тем, что ему довелось наблюдать новую ступень эволюции, столкновение двух видов из которого может выйти всего один победитель. Его не заботила мораль, лишь наблюдение за этой битвой и получение нового знания. Что касается корабля пришельцев, то Эш объяснял что Компания засекла инопланетный сигнал и давно расшифровала его. Когда-то пришельцы тоже приземлились на этой планете, нашли на ней яйца, один из них подобно Кейну заразился, после чего Чужой убил всех членов экипажа. Перед отключением Эш говорил:

ЭШ
Может оно разумно? Может вам стоит установить с ним контакт?
РИПЛИ
А ты пытался?
ЭШ
Пусть некоторые мои секреты умрут вместе со мной.

*Ламберт предлагала перестать бороться и покончить с собой с помощью яда.
*Концовка с альтернативной схваткой Чужого и Рипли была близка к начальной версии  О`Бэннона.

Стоит отметить, что Скотт отснял достаточно много материала который в итоне не вошел в фильм (черновая версия длилась свыше трех часов). Но большую его часть составили моменты, которые были были мало пригодны для фильм – разные дубли (а Скотт любил делать их в большом количестве), обрывки диалогов, разные ракурсы Чужого, в которых он был все же больше похож на человека в костюме. Несколько моментов были вырезаны в угоду рейтингу – например отснятая сцена смерти Бретта была намного длиннее, чем в экранной версии.

Удлиненная сцена убийства Бретта. Но Скотт планировал сделать ее еще более длинной и мучительной.

А вот так эта сцены выглядела в Ридлиграммах – Чужой вырывал сердце из груди Бретта. Нашедшие его труп астронавты вспоминали аналогичную дыру в теле Космического жокея.

Для ускорения действия также была вырезана линия с ограниченным запасом кислорода для экипажа. От прочей части сцен пришлось отказаться из-за нехватки бюджета – например эпизод с разгерметизацией был отснят лишь частично.

В этой сцене Паркер замечает Чужого возле шлюза и просит Рипли открыть его, пытаясь заманить его внутрь.

Жертвой бюджетных сокращений стала  и финальная сцена, где Чужой и Рипли вылетали из спасательной шлюпки.






Раскадровки этого эпизода.

Вообще, весь т.н. “четвертый акт” фильма чуть не был вырезан из-за желания сэкономить – некоторые студийные чиновники считали что фильм вполне можно закончить и сценой уничтожения Ностромо. Но к счастью, финал удалось отстоять – в связи с этим широко известна история о том, что Скотт хотел закончить фильм сценой где бы Чужой откусывал Рипли голову и ее голосом отправлял сообщение на Землю. Но на самом деле это была просто высказанная вслух идея режиссера –  никто из членов съемочной группы ее не поддержал и потому она не подвергалась дальнейшее проработке.

Еще один любопытный эпизод предполагал выход Паркера и Бретта в космос для ремонта корпуса Ностромо. Скотт предложил эту идею для того, чтобы зрители смогли лучше представить размеры корабля. Рон Кобб даже спроектировал дизайн небольшого транспортного средстав, на котором астронавты должны были перемещаться вдоль корпуса Ностромо. Эту сцену тоже пришлось убрать по бюджетным причинам.

Несколько сцен позже были восстановлены и вошли в режиссерскую версию 2003 года (хотя Скотт потом умудрился всех потроллить заявлением о том, что на самом деле считает режиссерской версией ту, что вышла в 1979 году – а эта так, выпущена по сути ради денег) – например эпизод с прослушиванием инопланетного сигнала и сцена где Рипли находила Далласа и сжигала его. Удаление этого эпизода из театрального релиза кстати открыло дорогу для сиквела Кэмерона – ведь жизненный цикл Чужих так и не получил своего логического завершения.

Битва за сценарий

Что же касается О`Бэннона, то он, как упоминалось выше, не был в восторге от многих изменений.  О`Бэннон вообще относился к тому типу авторов, которые до последнего готовы отстаивать свое видение и не склонны идти на компромиссы, что в дальнейшем сослужило ему далеко не самую добрую службу. Продюсеры отвечали ему “взаимностью” – например, пытались запрещать ему смотреть отснятый материал и не пускали на съемочную площадку.

В итоге, по завершении съемок О`Бэннон получил письмо от студии о том, что в титрах фильма авторами сценария будут указаны Дэвид Гайлер и Уолтер Хилл. О`Бэннон пошел на принцип и подал на арбитраж Гильдии сценаристов. По словам О`Бэннона, над заявлением на арбитраж  он работал более усердно, чем собственно над самим сценарием “Чужого”.  В итоге, он выиграл разбирательство и по решению Гильдии был заявлен в титрах  фильма как единственный автор “Чужого”.

Но история на этом не закончилась – в течении нескольких лет Уолтер Хилл раздавал интервью, в которых утверждал что именно он является автором “Чужого”, а О`Бэннон по сути украл у него сценарий. Все завершилось лишь тогда, когда О`Бэннон пригрозил подать на Хилла в суд, после чего он больше не распространялся на эту тему. Кстати, что интересно, Хилл, в отличии от О`Бэннона и Гайлера, практически не участвовал в съемках ныне ставших классическими документальных фильмов о создании саги про Чужих которые вышли в качество допов к DVD-изданию 2003 года (и позже были переизданы на Blu-ray), и таким образом не воспользовался возможностью высказать свое мнение по этому поводу.

Еще один конфликт возник в 1981 году, когда некий Джек Хаммер попытался подать на О`Бэннона в суд, утверждая что тот украл его сценарий. И снова ему удалось отстоять свое имя, доказав что он написал свой сценарий на полгода раньше чем Хаммер.

Эпилог

Во всех этих спорах невозможно разделить стороны на черную и белую – каждый был в чем-то одновременно прав и  не прав.  Не борись О`Бэннонн так сильно за свое творение – мы бы не увидели ни сцены с Космическим жокеем, ни ряда других интересных моментов. Да и кто знает, как бы в конечном счете выглядел Чужой, не покажи он Скотту сборник работ Гигера? С другой стороны, не приди в проект Гайлер и Хилл, мы бы не увидели линии с Эшем, а Чужой вряд ли смог бы выбраться за рамки фильма “категории Б”. По сути, именно из этих споров и противоречий в итоге и вырос тот Чужой, который так полюбился зрителям по всему миру.

Но стоит отметить, что если смотреть на всю эту ситуацию с точки зрения эволюции франшизы, то можно обратить внимание на то, что ее условный закат начался именно после того, как  она лишилась сильных авторов, способных отстоять свое мнение перед продюсерами (говоря про сильных, я имею в виду не их литературные таланты, а именно возможность продавить свою точку зрения и послать продюсеров в одно место без страха быть уволенным). История с созданием “Чужого 3” является отличным тому подтверждением – ибо там Гайлер с Хиллом будто бы решили отомстить за все свои обиды и меняли сценаристов и режиссеров как перчатки.

Что же касается Дэна О`Бэннона, то пускай и спустя годы, но он все же получил признание со стороны публики как автор Чужого. Но его карьера в дальнейшем сложилась не так успешно как могла бы – частично в этом был виноват его тяжелый характер, который после всех этих тяжб стал еще хуже (так, некоторые журналисты рассказывали, что во время интервью он постоянно грозил подать на них в суд если те исказят хоть одно его слово), частично тот факт что он пошел на открытый конфликт с продюсерами, что не особо ценится в Голливуде. К работе над сиквелами Чужого его больше не привлекали, а многие его другие сценарии подвергались серьезным переписываниям, которые порой полностью искажали их первоначальую суть. Так скажем его драфт “Голубого грома” был радикально перекроен – и главный герой из спятившего полицейского который угонял вертолет и начинал разрушать город превратился в борца с коррупцией.

В 2009 году Дэн О`Бэннон умер от болезни Крона. По иронии судьбы, именно ее первые симптомы немало поспособствовала созданию сцены рождения Чужого, навеки обессмертившей его имя среди всех поклонников фантастики.

Оставить комментарий

Yes No